Высокий контраст
Без изображений
Размер шрифта:
А А А

Календарь событий

ноябрь 2018
пн вт ср чт пт сб вс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
  
  • - Концерты
  • - Конкурсы
  • - События

Видео

  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты
  • Концертные духовые и ударные инструменты

Конкурсы

Статьи

07 Июл 2010


В юбилейном издании к 50-летию Казанской государственной консерватории, в обширном перечне концертмейстеров значатся два имени: Е. Н. Величковская и О. А. Бренинг. За этой неприметной записью - две очень разные судьбы, слившиеся в едином жизненном кредо - служении Музыке. Бóльшая часть трудовой деятельности этих музыкантов, беззаветно преданных кафедре хорового дирижирования, прошла в учебных классах. Без сомнения, каждый выпускник дирижерско-хорового факультета 50-90-х годов прошлого века назовет имя концертмейстера в одном ряду с именем своего Учителя.
Елена Ниловна Величковская (1911-1995) - музыкант-самородок. Она за два года окончила Ярославский музыкальный техникум (класс Задерацкого) с рекомендацией на поступление в Московскую консерваторию. Жизнь распорядилась по-своему. По семейным обстоятельствам пришлось идти работать сначала педагогом в своем техникуме и пианисткой в оркестре кинотеатра. Затем, уже в Казани, перед войной - в оркестре Большого русского драматического театра и концертмейстером Татарской государственной филармонии. В тяжелые годы войны она осталась с тремя детьми на руках, так как муж был на фронте с первых дней войны. Семья перебралась в Казань, куда в начале 1930-х годов был выслан Нил Григорьевич Первухин, отец Елены Ниловны. Нил Первухин - историк, искусствовед, знаток церковных росписей и иконописи, тонкий ценитель музыки. В Казани он работал научным сотрудником Центрального музея ТАССР.
Молодая пианистка Е. Величковская проходила «музыкальные университеты» на трудовом посту: концерты в госпиталях, воинских частях. Необычайная природная музыкальность, большая работоспособность сделали свое дело.
В Казанскую консерваторию Е. Н. Величковская пришла работать в 1948 году будучи уже опытным пианистом-практиком, познавшим все перипетии профессии от тапера до солиста. Она была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Вся дальнейшая ее жизнь была отдана своей семье и любимой работе. Этот гармоничный союз домашнего уюта, любви и творческой самоотдачи преломлялся в душевное тепло, тонкую чувственность, обаяние, интеллигентность, унаследованную от отца, - словом, все то, что было так свойственно этой хрупкой скромной женщине.
Проработав некоторое время концертмейстером в классе сольного пения у Екатерины Георгиевны Ковельковой, Елена Николаевна уже до конца трудилась на кафедре хорового дирижирования. Более десяти лет она была верной помощницей Семена Абрамовича Казачкова в учебном и хоровом классах. Нынешние ведущие педагоги кафедры прошли именно «через ее руки», необыкновенно чутко озвучивавшие их студенческие опыты дирижерского искусства. С большой благодарностью вспоминают своего концертмейстера профессора В. Г. Лукьянов, А. В. Булдакова, В. П. Леванов.
Незабвенной и в каком-то смысле легендарной личностью останется в истории хоровой кафедры Ольга Арнольдовна Бренинг (в настоящее время находящаяся на заслуженном отдыхе). Можно сказать, что многое, если не все, в ее внешнем и внутреннем облике контрастировало с обликом Величковской. Статная, горделивая, казавшаяся неприступной, скромная до замкнутости, сдержанная во всех проявлениях - она никогда не изменяла самой себе. Что-то парадоксальное в натуре (по-настоящему талантливый человек, очевидно, всегда несколько парадоксален) делало ее загадочной. Преклонение перед природой, обостренное чувство прекрасного соседствовало с обожаемым ею черным цветом (все хорошо помнят неизменное черное платье, в котором Бренинг появлялась на работе и выходила на сцену). Удивительна и ее трогательная любовь к животным, особенно к лошадям и собакам, которым отдавалось все душевное тепло, и одновременно с этим - необщительность, внешняя холодность с людьми. И сейчас, кроме немногочисленных близких - брата Рудольфа Арнольдовича и племянницы Татьяны, - постоянно рядом с  ней две кошки.
Ольга Арнольдовна - высокообразованный человек, представитель музыкальной династии Бренингов[1]. Начало трудовой деятельности молодой пианистки было достаточно многоплановым: сольное исполнительство, работа иллюстратором на лекциях по истории музыки у Даниила Ефимовича Френкина в музыкальном училище (что делалось блестяще!), концертмейстерство на кафедре струнных инструментов консерватории. Но с 1950 года, сделав выбор раз и навсегда, Ольга Арнольдовна вплоть до ухода на пенсию в 1995 году преданно служила хоровому искусству. Сколько поколений выпускников дирижерско-хорового факультета было воспитано звучанием хоровых партитур, исполняемых Бренинг в классе профессора Казачкова и на государственных экзаменах с хором! Трудно перечесть!
А блистательные успехи хора под управлением С. А. Казачкова на концертных эстрадах Москвы, Ленинграда, Таллинна, городов и районов Татарии! «Артистизм Ольги Арнольдовны самого органичного и благороднейшего происхождения, - писал С. А. Казачков. - Ее глаза загораются, и вся она начинает светиться при одном упоминании слова "концерт!" Играет же Ольга Арнольдовна в концерте всегда лучше, чем в классе и на репетиции (где она играет отлично), и это, опять же, - свойство прирожденного артиста»[2].
Профессиональные обязанности концертмейстера очень специфичны. Он должен быть не только отличным пианистом, но и разносторонне образованным музыкантом с доскональным знанием особенностей тех музыкальных инструментов, певческих голосов, в ансамбле с которыми он работает. У концертмейстера, имеющего дело с хором, кроме того, есть еще одна обязанность: выполнять роль хора в учебном процессе. Обучение дирижированию хором всегда проходит в специальном классе под фортепиано. «Можно... добиться гибкой техники, способной применяться к любым условиям, пользуясь обучением "под фортепиано"», - утверждает Казачков[3].
Е. Н. Величковская и О. А. Бренинг своим трудом подтверждали этот постулат. В классе Семена Абрамовича работать было чрезвычайно непросто. Стиль ведения им уроков, как правило, требовал предельного внимания, терпения и выдержки всех участников учебного процесса. Известно, с какой строгостью, бескомпромиссностью и порой безжалостностью он относился и к себе, и к ученикам, и к коллегам во время занятия или хоровой репетиции, добиваясь должного результата. Оба концертмейстера в классе играли с полной отдачей. Ольга Арнольдовна - сохраняя невозмутимость, а Елена Ниловна - волнуясь и сопереживая трудностям и неудачам учеников, искренне радуясь их успехам.
Критерии соответствия требованиям к концертмейстеру для работы с дирижерами-хоровиками включают несколько параметров, и главный из них - знание хорового звучания, особенностей и возможностей хора как инструмента. Практически это означает, что необходимо обладать мастерством имитации звучания хора a'cappella, что достигается в процессе длительной практики (изредка природной одаренностью). О. А. Бренинг помогал опыт обучения пению у Е. Г. Ковельковой, Е. Н. Величковской - работа в классе этого педагога-вокалиста. Конечно, не последнюю роль в приобретении требуемых навыков играла любовь к хоровому искусству, природная интуиция, богатое художественное воображение. Создавая на фортепиано подобие хоровой звучности, пианист одновременно с этим должен, точно следуя всем показам ученика, стараться передать исполнительский замысел, реализуемый посредством дирижерского жеста. Это требует предельного внимания и особой музыкальной гибкости.
Нередко возникает психологическая трудность: концертмейстер, как правило, опытнее и профессиональнее обучающегося дирижера, и он лучше представляет себе исполнительское решение музыкального произведения. Тем не менее ему приходится воспроизводить как удачный, так и ошибочный вариант ученика, подчас буквально «наступая себе на горло». В этом смысле трудно найти музыканта, равного Величковской в готовности следовать за творческой инициативой студента. Казалось, она была способна предслышать и предугадывать жест дирижера. Могла воплотить в звуке малейшие нюансы его пластики. Такая музыкантская чуткость необыкновенно украшала талантливую интерпретацию. Но горе тому, кто оказывался небрежен, неточен, маломузыкален!
Кроме произведений для хора a'cappella в репертуар хорового дирижера входит большое количество оперно-симфонической и кантатно-ораториальной музыки. Для концертмейстера это особая трудность. Сталкиваясь с «непианистической» фактурой, он вынужден становиться  аранжировщиком. Когда хор под управлением Казачкова исполнял подобную программу, О. Бренинг делала великолепные переложения партии оркестра для двух фортепиано. Ее мáстерские обработки преображали клавир, создавали иллюзию полноценного оркестрового звучания со всеми его тембровыми и ансамблевыми особенностями. Кроме того, доскональное знание хора как инструмента, обладающего особыми, только ему присущими выразительными средствами, позволило Ольге Арнольдовне сделать целый ряд хоровых обработок, которые были изданы и с неизменным успехом исполняются различными коллективами[4].
Многолетний опыт привносит в работу почти каждого концертмейстера педагогическую направленность. Этому способствует профессиональная компетентность в вопросах дирижерской техники, хорового исполнительства, практическое знание «изнутри» всех этапов становления хорового дирижера. Е. Н. Величковской в 1960-е годы пришлось стать опорой молодым педагогам кафедры: В. П. Леванову, А. Х. Абдуллину, В. Г. Лукьянову. Ее опыт в классе С. А. Казачкова, где роль концертмейстера всегда была предельно активна (это и работа над учебной программой с учеником, и участие в диспутах, обсуждениях, затрагивавших обширный круг проблем по истории музыки, теории исполнительства), оказывался очень полезен начинающим преподавателям. Характерными чертами Величковской-педагога были чуткость, отзывчивость, заботливое материнское отношение к ученикам, психологическая поддержка. Профессор В. П. Леванов вспоминает: «Испытывая определенные трудности начального периода педагогической работы, я во всех вопросах мог опереться на профессиональное мастерство Елены Ниловны. Наблюдая за игрой Величковской, я пришел к выводу, что концертмейстер в дирижерском классе - центральное звено учебного процесса, в котором сконцентрированы и на которое направлены все творческие усилия педагога и ученика»[5].
Педагогика О. А. Бренинг была более опосредованна. Студенты, которым на зачетах и экзаменах играла, уподобляясь хору, Ольга Арнольдовна, были «как за каменной стеной». Никакие неожиданности нервозного состояния ученика во время выступления не могли нарушить стабильности, отработанности и вдохновенности исполнения концертмейстера. Своей музыкантской волей она надежно вела ученика за собой.
Задачи классной работы существенно трансформируются, когда концертмейстер выходит с хором на сцену, где он выступает уже в качестве пианиста-ансамблиста. Только в отличие от камерного ансамбля, в котором пианист и инструменталист (или вокалист) - равнозначимые участники творческого процесса, здесь образуется сложный «треугольник». Вершиной этого треугольника, его волевым началом является руководитель хора, дирижер. Хор, будучи менее гибким организмом по сравнению с сольным инструментом, находится под влиянием двух начал, участвующих в исполнении: первое, визуальное - рука дирижера; второе, слуховое - звучание фортепиано. Таким образом, роль концертмейстера в сценических условиях усложняется тройственным взаимовлиянием и приобретает бóльшую значимость по сравнению с простым аккомпанированием.
Всякая профессиональная, педагогическая или методическая установка находит свое воплощение в «человеческом факторе». Поэтому для дирижера существенным является выбор концертмейстера для концертных выступлений по психологическому типу личности. Есть тип концертмейстера чуткий, эмоциональный, нервно-тонкий, поддающийся влиянию воли дирижера, реагирующий на малейший импульс его желания. Другой тип - более сдержанный, уравновешенный, более независимый, но в то же время и более надежный. У каждого из них есть свои позитивные и негативные стороны. То, что в учебной работе является бесценным качеством, в сценических условиях может оказаться исполнительской слабостью, проявлением безволия, музыкальной несамостоятельности. Дирижер в каждом случае отдает предпочтение какому-либо одному типу, находя в личности концертмейстера достойного и подходящего себе  ансамблиста.
Е. Н. Величковская не подходила Казачкову в качестве концертного партнера. Интуитивно он чувствовал, что свойственная ему жесткая дирижерская воля может сломать чувственную беззащитность пианистки, ее лирическое амплуа. Артистические свойства О. А. Бренинг с масштабной, склонной к драматизму натурой, ее музыкальное «упрямство», творческая независимость и непреклонность в момент исполнения оказывались как нельзя кстати в концертной обстановке. И хотя Семен Абрамович частенько бросал в сторону рояля «взгляды-молнии», полные негодования, поражала при этом внешняя невозмутимость концертмейстера. Остается только догадываться, что творилось у О. А. Бренинг в душе! Ничего не подозревающий слушатель в это время наслаждался великолепным ансамблем исполнителей.
Концертмейстер - одна из самых распространенных музыкальных профессий. Кто он: konzertmeister (концертный мастер), accompagner (аккомпаниатор), tapeur (тапёр)?.. Каково его место в искусстве?
Такая многоликость вполне оправдана тем разнообразием ролей, в которых оказывается исполнитель, посвятивший себя этому делу. Музыкальная практика, вписывая в историю имена выдающихся аккомпаниаторов, опровергает весьма расхожее мнение, что концертмейстер - это неудавшийся пианист.
В 60-летней истории Казанской консерватории тоже имеется своя плеяда талантливых концертмейстеров, в числе которых Елена Ниловна Величковская и заслуженная артистка Республики Татарстан Ольга Арнольдовна Бренинг.


[1] Отец Арнольд Иванович Бренинг окончил химический факультет Казанского университета, учился игре на фортепиано у профессора И. И. Родзевича. Его братья: Артур Иванович, известный профессор-терапевт, учился игре на скрипке у К. Русса, Иван Иванович учился игре на виолончели. Все дети Арнольда Ивановича - профессиональные музыканты: Ольга Арнольдовна и Арнольд Арнольдович - пианисты, композиторы; Рудольф Арнольдович - скрипач, пианист, дирижер.

[2] Из заметки С. А. Казачкова в стенгазете к юбилею О. А. Бренинг (1982 г.).

[3] Казачков С. Дирижер хора - артист и педагог / Казан. гос. консерватория. Казань, 1998. С. 285.

[4] См. сб.: Поет камерный хор «Dornenkrone»: Произведения для смешанного хора в сопровождении фортепиано / Перелож. и обраб. О. Бренинг; Казан. гос. консерватория. Казань, 1999.

[5] Из частной беседы с В. П. Левановым.
_______________________________________________________________________________________

Статья опубликована в кн.: Из педагогического опыта Казанской консерватории: Прошлое и настоящее: Вып. 2. / Казан. гос. консерватория. - Казань, 2005. - С. 168 - 175.

07 Июл 2010
Л.Ф. Кастрицкая

Полвека с консерваторией
Штрихи  к  портрету  Н. Г. Сабитовской

    В этот знаменательный год, когда Казанская государственная консерватория отмечает свое 60-летие, мы обращаем взоры к тем, кто составляет ее гордость, с трепетом и благодарностью вспоминаем тех, кто внес весомый вклад в становление и развитие родного вуза.
    Можно с уверенностью сказать, что жизнь и судьба Назнины Газизовны Сабитовской, педагога, музыканта, красивой, незаурядной личности, тесно и неразрывно связана с жизнью и судьбой консерватории. Более 50 лет творческой и общественной деятельности, более 30 лет заведования кафедрой общего фортепиано, многочисленные ученики по всей России...
    С самого начала профессиональный облик Н. Сабитовской складывался удачно, гармонично, она успешно проявляла себя в качестве солиста, концертмейстера, педагога, руководителя.
    Наибольшая активность исполнительской деятельности пришлась на 1960-70-е годы: вначале сольные концерты, а затем обширная концертмейстерская работа. Н. Сабитовская успешно выступала с концертами не только в Казани, но и в других городах России, неоднократно принимала участие в Декадах татарской музыки в Москве, Ленинграде, а ее партнерами были известные исполнители - инструменталисты и певцы:  З. Шихмурзаева, С. Басовский, И. Халитов, Г. Ходжаев, З. Хисматуллина, В. Шарипова, Э. Заляль-динов, А. Загидуллина, И. Ишбуляков, А. Аббасов, Р. Ибрагимов и многие другие солисты оперного театра и филармонии. Ее постоянно приглашали для участия в работе пленумов и съездов Союза композиторов Татарстана. Подготовка новых сочинений для исполнения на этих форумах татарской музыки требовала от исполнителей большой отдачи, творческого энтузиазма. Многочисленны записи на радио и телевидении, грамзаписи вокальной, камерно-инструментальной и детской музыки татарских композиторов.
    Все, за что бралась Назнина Газизовна, делалось тщательно и талантливо. Ее энергия и организаторские способности не могли не обратить на себя внимание. Потому, наверное, в 1970-е годы Н. Г. Жиганов предложил Н. Сабитовской должность художественного руководителя Татарской государственной филармонии. Будучи главой Художественного совета филармонии, она принимала новые концертные программы и тематические лекции-концерты, опираясь на свой богатый концертный опыт; высокая требовательность и взыскательный вкус были подкреплены доброжелательным отношением к исполнителям.
    Преподавательской работой Н. Г. Сабитовская начала заниматься в 1948 году, еще студенткой третьего курса Казанского музыкального училища, а после окончания консерватории в 1955 году совмещала работу на двух кафедрах: концертмейстерства и общего фортепиано. Позднее она  выбрала делом  своей  жизни  кафедру  общего  фортепиано.
    В то время кафедрой заведовала М. Д. Берлин-Печникова - фигура знаковая для Казанской консерватории. Выпускница Петербургской консерватории, она приехала в Казань уже зрелым музыкантом с солидным педагогическим стажем. Вместе с Н. Г. Жигановым Минна Давыдовна начала работать в консерватории с момента ее открытия в 1945 году и стала незаменимым помощником первого ректора. Не случайно в кругу близких ее называли «мать консерватории». Поначалу М. Д. Берлин-Печникова вела педагогическую практику, а в  1948  году  основала  кафедру  общего  фортепиано.
    Начиналась кафедра с небольшого коллектива единомышленников: Е. Н. Гринберг, Б. Е. Лурье (выпускницы Петербургской и Киевской консерваторий), еще студентками фортепианного факультета начали работать на кафедре Р. А. Александрова и М. Г. Губайдул-лина, несколько позже в ее состав вошла К. И. Дидковская, окончившая консерваторию по двум специальностям - «Фортепиано» и «Кларнет». С 1960-х годов начинают долгий педагогический путь на кафедре С. Д. Гажеева и Р. Г. Мусина.
    Будучи тонким музыкантом и глубоко интеллигентным человеком, М. Д. Берлин-Печникова руководила кафедрой строго, с большим вниманием к каждому педагогу. Велика была магическая сила воздействия ее личности на окружающих. Блистательные уроки Минны Давыдовны, неповторимую атмосферу общения в классе хранят в своих воспоминаниях ее именитые ученики: Г. Кантор, Л. Любовский, Ф. Бикчурина и другие.
    С первых дней работы Назнина Газизовна Сабитовская жила одной жизнью с кафедрой, рядом с Минной Давыдовной, под ее бдительным контролем. Чтобы окунуться в атмосферу тех лет, представим очень маленький класс № 13 на втором этаже старого консерваторского здания на ул. Пушкина (ныне музыкальный факультет педагогического университета), в котором проходили занятия, а также зачеты и заседания кафедры.
    Как же волновалась молодой педагог Н. Сабитовская, получив в наследство от талантливого пианиста Б. В. Евлампиева многообещающих, очень способных студенток - Лидию Федотову и Ларису Бражник! Как не раз говаривала Назнина Газизовна впоследствии, она всю жизнь училась у своих учеников.
    М. Д. Берлин-Печникова, присматриваясь к своей подопечной, высоко оценивая ее скромность и деловитость, все больше открывала в ней природный педагогический дар и в 1961 году рекомендовала ее на должность заведующей кафедрой (совершенно неожиданно для самой Сабитовской). В 1962 году по приказу ректора Н. Г. Сабитовская стала заведовать кафедрой общего фортепиано при неустанной поддержке М. Д. Берлин-Печниковой, которую она с любовью называет своим «педагогом по жизни». И в последующей самостоятельной работе во главе кафедры Н. Г. Сабитовская старалась не забывать об уроках своего учителя, бережно продолжала традиции, заложенные  первой  заведующей.
    По мере того, как пополнялась студентами консерватория, расширялась и обновлялась кафедра общего фортепиано, молодые музыканты - выпускники Казанской консерватории с энтузиазмом включались в педагогическую работу: хотелось развиваться и «быть на высоте».
    Назнина Газизовна была мудрым руководителем. Всегда помнила о роли и месте кафедры, достойно представляла ее на всех уровнях. Понимала, что преодоление стереотипа некоторого пренебрежения к курсу фортепиано, сложившегося ранее, потребует длительного времени и изменить отношение к нему можно только делом и высоким профессионализмом. Была нетерпима ко всяким проявлениям халтуры и небрежности со стороны как учеников, так и педагогов. Учитывая, что бóльшая часть консерваторского потока студентов проходит курс фортепиано, Назнина Газизовна осознавала всю ответственность и поддерживала контакты со всеми кафедрами: устраивались совместные заседания, представители других кафедр приглашались на зачеты, экзамены, концерты, конкурсы, продумывались  пути  взаимопомощи  и взаимообогащения.
    Авторитет Н. Г. Сабитовской - педагога, музыканта был очень высок. К ней обращались за советом, нуждаясь в ее мнении по самым разным вопросам. Замечания заведующей кафедрой в процессе обсуждений отличались всесторонностью, глубоким пониманием сути, исключительной музыкальной проницательностью.
    На протяжении более чем полувековой педагогической деятельности ее школу прошли многие известные музыканты. Они подчеркивают важное значение уроков фортепиано в профессиональном становлении, силу воздействия личности Назнины Газизовны на формирование их собственной творческой индивидуальности. Единодушны в выражении искренней признательности, восхищения любимым педагогом выпускники разных лет: М. Ахметов, В. Маклецов, А. Василевский, В. Анорова, Н. Балуева, И. Лаптева, И. Татаркина и многие другие. Миссионером своего дела в самом высоком значении этого понятия называет своего учителя А. Л. Маклыгин[1].
    Назнина Газизовна была очень требовательна к себе, к своей работе, к игре своих учеников и восприимчива к критике коллег.
    У каждого музыканта-педагога есть свои пристрастия при выборе репертуара. У Сабитовской - это прежде всего Бах, Бетховен. Студенты ее класса представляли серьезные, глубокие интерпретации сонат и концертов Бетховена, клавирных и органных сочинений Баха. Особая привязанность Назнины Газизовны - Рахманинов. Тонкая музыкальность и большая эмоциональная отдача проявлялись в трактовке музыки композиторов-романтиков: Шопена, Шумана, Листа. Но конечно же, в классе звучала самая разная музыка - от старинной до современной.
    Значительная страница биографии Н. Сабитовской связана с татарской музыкой. Плодотворным было общение со многими татарскими композиторами. В частности, занятия с Р. Яхиным обогатили неоценимым опытом исполнения его фортепианных сочинений. Назнина Газизовна была и остается неутомимым пропагандистом татарской музыки. Немало сделано Сабитовской в этой области помимо исполнительской деятельности. Так, она была редактором и составителем сборников фортепианных пьес для детей татарских авторов и композиторов Поволжья. Ей принадлежит большое количество переложений татарской музыки для ансамблевого исполнения. Это - тоже труд всей жизни. В последние годы Назнина Газизовна подготовила программу из произведений татарских композиторов для музыкальных школ по разделу «Ансамбли и аккомпанементы», куда вошли и ее собственные переложения, и лучшие переложения, выполненные в разные годы преподавателями кафедры общего фортепиано Казанской консерватории. В настоящее время Н. Г. Сабитов-ская продолжает педагогическую работу в татарской музыкальной школе, что дает возможность поделиться накопленным опытом с молодыми педагогами.
    Н. Г. Сабитовская очень хорошо чувствует время, необходимость обновления, насущность позитивных перемен, поисков нового подхода к методике преподавания курса фортепиано, максимального приближения к специальности обучающихся. Большая заслуга Сабитовской состоит в том, что она сумела объединить усилия всех преподавателей кафедры по реализации очень важной, актуальной идеи профилизации курса фортепиано и преемственности обучения на всех этапах музыкально-образовательного процесса (школа - училище - вуз). Многое делалось в этом направлении: перестраивалась работа кафедры, пересматривались требования по всем факультетам, создавались новые программы, репертуарные списки и т. п. Постоянная методическая помощь оказывалась отделам общего фортепиано музыкальных школ Казани и музыкальных училищ Поволжья (кстати сказать, первые изданные программы для музыкальных школ по профилирующему разделу обучения также принадлежат Н. Г. Сабитовской ).
    Центром реформаторских преобразований явилась кафедра общего фортепиано Российской академии музыки им. Гнесиных во главе с В. Д. Нырковой. В лице Назнины Газизовны московские преподаватели обрели сподвижника, проводника новых идей и принципов в подходе к предмету. Когда в 1981 году в Москве была создана секция курса фортепиано Научно-методического совета при Главном управлении учебных заведений Министерства культуры РСФСР, в ее состав вошла и Н. Г. Сабитовская. Регулярными стали разнообразные встречи по обмену опытом: конференции, семинары, конкурсы, фестивали. Секция проводила выездные заседания в разных городах России, в них принимали участие преподаватели кафедры общего фортепиано Казанской консерватории. Сабитовская приглашалась для участия в работе секции по актуальным проблемам и возвращалась всегда обновленная, вдохновленная новыми идеями, стремясь реализовать их на месте.
    По инициативе и при непосредственном руководстве Назнины Газизовны Сабитовской в Казани были проведены крупные методические совещания, оказавшие значительное влияние на дальнейшее развитие и совершенствование методики преподавания курса фортепиано во всех звеньях обучения: в феврале 1983 года состоялся семинар заведующих отделами общего фортепиано музыкальных училищ Поволжья, на котором с докладом о значении курса фортепиано в воспитании современного музыканта выступила заведующая кафедрой общего фортепиано Государственного музыкально-педагоги-ческого института им. Гнесиных профессор В. Д. Ныркова; весной 1985 года прошла научно-практическая конференция по проблемам профилизации в музыкальных школах для преподавателей республики. Это были первые мероприятия такого масштаба в нашем регионе. В 1999 году - своего рода итоговый «аккорд»: региональная научно-практическая конференция «Проблемы и перспективы развития курса фортепиано в системе "школа - училище - вуз"», организованная кафедрой общего фортепиано Казанской консерватории с участием московских коллег.
    Кафедра общего фортепиано, в течение многих лет руководимая Назниной Газизовной и подчиненная четко организованному ритму кафедральных будней, открывалась иными, привлекательными сторонами по праздникам и знаменательным датам. Жили дружно и интересно. Внимания Назнины Газизовны хватало на все. Она была строга и требовательна в деловых вопросах, но всегда оставалась великодушной и женственной. Всей душой болела за кафедру, была в курсе всех консерваторских событий - это качество она сохраняет по сей день.
    Назнина Газизовна - счастливый человек, ибо ей удалось реализовать все задуманное, сберечь в душе любовь к консерватории и любимому делу, сохранить теплые отношения со многими дорогими сердцу и памяти людьми. Близкие к ней люди знают, как искренно и чутко отзывается она в минуты трудные, как щедро и бескорыстно умеет помогать. Этот альтруизм - неотъемлемая черта ее человеческого таланта.
    Как когда-то «учителем жизни» для Назнины Газизовны была М. Д. Берлин-Печникова, так и сама она стала таким Учителем для многих и многих...


[1] Маклыгин А. Пространство созидания // Казань. 2004. № 6.
_______________________________________________________________________________________

Статья опубликована в кн.: Из педагогического опыта Казанской консерватории: Прошлое и настоящее: Вып. 2. / Казан. гос. консерватория. - Казань, 2005. - С. 208 - 215.
06 Июл 2010
Е. В. Зеленкова

Гармония голоса и души

    Музыкальная жизнь Казани на протяжении многих лет связана с именем замечательного музыканта, прекрасного педагога, обаятельной женщины - Валентины Андреевны Лазько.
    За годы работы в Казанской консерватории заслуженный деятель искусств Татарстана, профессор Лазько воспитала целую плеяду певцов, которые составляют гордость не только Татарстана и республик Поволжья, но достойно представляют отечественную вокальную школу на оперных сиенах российских городов и в самых престижных залах Европы. Уровень профессионального мастерства учеников Валентины Андреевны позволяет говорить о созданной ею вокальной школе, в которой нашли продолжение традиции итальянского вокального искусства и русской вокальной культуры.
    Сложный жизненный путь, тяжёлые испытания, выпавшие на долю Валентины Андреевны, как и многих её сверстников, закалили характер. Каждый, кому выпадает радость общения с этой скромной, интеллигентной женщиной, не перестаёт удивляться стойкости и духовной энергии, которые излучают её взгляд и улыбка.
    Валентина Андреевна с раннего возраста начала петь, в довоенные годы окончила вокальное отделение Рязанского музыкального училища. А дальше - судьба большинства людей её поколения. Трагические события военных лет, воспоминания о страшных минутах бомбёжек, когда она с маленькой дочерью на руках оказалась в самом пекле войны, потом эвакуация, связанная с материальными лишениями. С 1942 года Валентина Андреевна живёт в Казани, работает в военном госпитале, на заводе. Эвакуация, стрессы, голодные годы - всё это было пережито благодаря мужеству и несгибаемой воле.
    Окончание войны Валентина Андреевна встретила в Казани. Большим счастьем стало открытие здесь консерватории, куда она поступила на вокальный факультет в класс профессора, заведующего вокальной кафедрой К.Е. Цветова. Годы учёбы Валентина Андреевна вспоминает с необыкновенной теплотой и блеском в глазах. Оканчивая консерваторию, В.А. Лазько с успехом исполнила партию Микаэлы в опере Визе «Кармен».
    К сожалению, жизненные обстоятельства помешали осуществлению артистической карьеры на оперной сцене. Всю свою творческую энергию Валентина Андреевна отдала любимому делу - педагогике. Именно в педагогической деятельности раскрылся удивительный талант В.А. Лазько. По её словам, она хотела увидеть себя в своих учениках.
    Сочетание доброты и твёрдости духа, мягкости и энергичности, тонкости и волевой целеустремлённости создали редкий сплав качеств, объединённых необыкновенной музыкальностью, трепетностью и одухотворённостью. Именно музыкальность, как особое свойство и состояние души, является стержнем педагогического таланта Валентины Андреевны.
    Класс В.А. Лазько все годы был неким магнитом, притягательным центром, куда устремлялись как молодые, начинающие обучение вокалисты, так и уже известные певцы, пытающиеся познать секреты вокального мастерства, которыми в полной мере владеет Валентина Андреевна. Обаяние личности В.А. Лазько сочетается с уникальным педагогическим талантом, в котором сплетаются природная одарённость, редкая интуиция и глубокое знание профессиональных основ вокального искусства.
    Работая концертмейстером в классе В.А. Лазько, я нередко наблюдала поистине необыкновенные превращения робких, неуверенных студентов-первокурсников в ярких, артистичных профессиональных музыкантов обладающих не только прекрасной вокальной школой, но и владеющих всей палитрой исполнительских средств, необходимых для создания самых разных сценических образов.
    Кропотливая работа Валентины Андреевны с каждым из студентов всегда сочеталась с уроками, которые можно назвать мастер-классами, поскольку они проводились с ведущими солистами оперных театров (география была самая обширная). Это действительно была школа мастерства для всех, кому посчастливилось присутствовать на уроках. Увлечённость, полная поглощённость музыкой, а также душевная утончённость и поэтическая приподнятость создавали необыкновенную атмосферу, которую ощущали все присутствующие. Работа с необычайной самоотдачей, самозабвенное и творческое проникновение в самую суть музыкального образа способствовали постижению тайн вокального искусства, помогали раскрываться и «распеваться» в полной мере своей вокальной и музыкальной одарённости каждому из её учеников.
    Особое мастерство В.А. Лазько заключается в умении голосом показать тончайшие психологические нюансы, передать изменение эмоционального состояния, развитие чувства, что позволяет создавать яркие образные характеристики. Ещё одной стороной мастерства Валентины Андреевны является умение показать тембровую характеристику, найти индивидуальную тембровую окраску для каждого голоса.
    Обладательница прекрасного колоратурного сопрано и, казалось бы, созданная лишь для воплощения поэтических лирических образов, В.А. Лазько, благодаря удивительному вокальному таланту, способна перевоплотиться и в страстную Кармен, и в трагическую Любашу для того, чтобы добиться образной и вокальной выразительности у своей ученицы. Но что ещё более поразительно - это то мастерство, с которым Валентина Андреевна именно голосом может показать необходимую характеристику мужского образа. Это могут быть и Каварадосси, и Онегин, и Кончак...
    Традиции В.А. Лазько продолжают многие её выпускники, которые сочетают успешную артистическую карьеру с преподаванием. Прежде всего это народная артистка России и Татарстана, профессор, заведующая кафедрой сольного пения Казанской консерватории 3.Сунгатуллина, народная артистка Татарстана, доцент К. Хайрутдинова, заслуженная артистка России и Татарстана, профессор Академии имени А. Шнитке и Центра оперного пения Г. Вишневской А. Белоусова-Фадеичева, народная артистка России и Татарстана, профессор, заведующая кафедрой академического пения Казанского государственного университета культуры и искусств В. Танеева, заслуженная артистка Татарстана, заслуженный деятель искусств Татарстана, доцент Казанского государственного педагогического университета X. Гиниятова, заслуженный артист России и Башкортостана, доцент Уфимского института искусств С. Аскаров, заслуженный артист России и Башкортостана Р. Башаров, заслуженная артистка России и Республики Марий Эл Л. Хохлова, заслуженный артист России и Татарстана М. Соколов, заслуженный артист Татарстана, доцент В. Лейбов.
    В течение многих лет рядом с Валентиной Андреевной находилась одна из любимых её учениц - заслуженный деятель искусств Татарстана, профессор, заведующая кафедрой оперной подготовки Казанской консерватории С.Н. Жиганова.
    Среди наиболее известных учеников Валентины Андреевны - народный артист Татарстана, солист Пражского оперного театра Э. Трескин, народный артист Татарстана С. Раинбаков, заслуженная артистка России Л. Башкирова, заслуженная артистка России и народная артистка Татарстана В. Гизатуллина, заслуженный артист России А. Беркович, заслуженная артистка России Е. Пахомова, заслуженный артист России В. Царёв, преподаватель Казанского музыкального училища Р. Узбекова, народная артистка Республики Марий Эл, преподаватель Иошкар-Олинского музыкального училища Т. Перепелица, народный артист Чувашии Ю. Прокопьев, заслуженная артистка Чувашии 3. Прокопьева, заслуженный артист Татарстана Ю. Галявинский, преподаватель Вологодского музыкального училища Н. Магафурова, заслуженная артистка Татарстана В. Разумо, заслуженная артистка Удмуртии М. Трофимова.
    Перечислить всех титулованных выпускников В.А. Лазько трудно - список окажется очень длинным.
    О своём педагоге с большой благодарностью и теплотой говорит народная артистка России и Татарстана, профессор, заведующая кафедрой сольного пения 3.Д. Сунгатуллина:
    «Валентина Андреевна Лазько - выдающийся педагог. Сегодня можно с уверенностью говорить о сложившейся казанской вокальной школе. Все ученики В.А. Лазько постоянно совершенствуют своё мастерство, голоса с каждым годом звучат всё лучше - это говорит о правильной постановке голоса. Особенностью школы В.А. Лазько является то, что голос каждого ученика долго сохраняется молодым, сохраняется тембр, и это позволяет в течение многих лет быть в отличной профессиональной форме.
    Уроки Валентины Андреевны всегда очень интересны. С большим мастерством она раскрывает индивидуальность каждого ученика. Применяемые ею методы могут быть разными, но она всегда выявляет самое характерное для индивидуальности певца. В вокальной педагогике большим искусством является умение открывать индивидуальный тембр, это очень трудно. Валентине Андреевне подвластно это искусство, поэтому каждый, кто соприкоснулся с её школой, понимает, какую роль сыграла она в его судьбе. Класс В.А. Лазько всегда отличался богатством тембров.
    Валентина Андреевна - тонкий музыкант, ей присущи особая музыкальность, интуиция. Работая над произведением, она всегда добивается выразительной фразировки, требует осмысленного, действенного пения, с большим вниманием относится к деталям. Очень ценным качеством является мастерство музыкальной «огранки» произведения, тщательная проработка всего художественного материала.
    С особым искусством Валентина Андреевна добивается идеального pianissimo. По звучанию piano всегда узнавали школу В.А. Лазько. Предостерегая от увлечения fortissimo, Валентина Андреевна всегда советует использовать его только в нужный момент, подчёркивая, что главное - музыкальная выразительность и тембровое богатство.
    В.А. Лазько сыграла очень большую роль в формировании оперной труппы Татарского государственного академического театра оперы и балета имени М. Джалиля. Все ведущие солисты - её ученики. Большой вклад внесла она и в формирование вокальных трупп оперных театров России, во многих из которых также ведущими солистами являются её ученики. Многие ученики Валентины Андреевны поют в зарубежных театрах, например, солист Пражской оперы Э. Трескин. Заслуги В.А. Лазько перед отечественным вокальным искусством трудно переоценить».
    С особой любовью рассказывает о В.А. Лазько народная артистка Татарстана, доцент Казанской консерватории К.А. Хайрутдинова:
    «Ещё работая в Татарской государственной филармонии имени Г. Тукая, я очень много слышала о прекрасном педагоге Казанской консерватории В.А. Лазько. В класс Валентины Андреевны я смогла попасть только на втором курсе, так как в музыкальном мире о В.А. Лазько многие знали как об одном из лучших педагогов-вокалистов и очень многие стремились учиться у неё. Попасть к ней в класс было очень трудно. Мне повезло, я стала ученицей Валентины Андреевны. Она привила мне любовь к классической музыке и вырастила до профессионального уровня оперной певицы. Именно Валентина Андреевна пробудила любовь к высокому оперному искусству, любовь к театру.
    Валентина Андреевна очень требовательный педагог во всех отношениях. Она всегда полностью отдаётся любимому делу, не жалея своего времени и сил. Для многих студентов она становилась не только педагогом, но и самым близким человеком, другом, советчиком. Ко всем студентам она всегда была очень внимательна, поддерживала материнской заботой.
    Глубоко порядочный, честный и бескорыстный человек, она те же качества воспитывала и в своих студентах, многие из которых находятся с ней в близких, тёплых, дружеских отношениях.
    Многие из её выпускников, будучи ведущими солистами оперного театра, приходили в класс В.А. Лазько оттачивать своё вокальное мастерство, совершенствовать исполнение оперных партий.
    Валентина Андреевна - специалист очень разносторонний. Проникновение в тонкости вокального исполнения позволяет ей добиваться особой выразительности в камерной вокальной музыке, требующей постижения поэтического содержания, тончайшей фразировки.
    Благодаря Валентине Андреевне я попала в оперный театр. Весь оперный репертуар, а это более двадцати партий, был сделан с Валентиной Андреевной.
    Работая в консерватории педагогом, я часто обращаюсь к Валентине Андреевне за советом, она никогда не отказывает в консультации. Хочется всё хорошее, что я получила у Валентины Андреевны, передать своим студентам».
    И сейчас В.А. Лазько продолжает поддерживать советом, творческими консультациями своих бывших студентов, которые, несмотря на самые высокие звания, не прерывают дружеские и профессиональные контакты со своим Мастером.
_______________________________________________________________________________________

Статья опубликована в журнале «Казань» (2005. №5. С. 56-58).

07 Июл 2010


Гульшад Ибрагимовна Сайфуллина - заслуженная артистка России, народная артистка Татарстана, профессор. Окончила Казанскую государственную консерваторию по специальности «сольное пение» (класс профессора К. Е. Цветова).
Исполнительский стаж - 29 лет (1950-1979). Солистка Татарского государственного театра оперы и балета им. М. Джалиля. С 1976 года ведет в Казанской государственной консерватории класс камерного пения и вокальный ансамбль.
В эту короткую, сухую служебную справку уложилась длинная, яркая, наполненная радостями и печалями, взлетами и исканиями творческая жизнь.
«Талантливая певица, педагог и общественный деятель. С ее именем неразрывно связано становление и развитие национального искусства Татарии...», - так отозвалась о Г. И. Сайфуллиной Наталья Дмитриевна Шпиллер, знаменитая советская певица, народная артистка РСФСР, лауреат Государственных премий, профессор Государственного музыкально-педагогического института им. Гнесиных[1].
1950-й год. На сцене оперного театра, который в те годы находился на улице Горького, в опере П. И. Чайковского «Евгений Онегин», в партии Татьяны дебютировала новая солистка - юная, очень красивая, искренняя и тонкая, выпускница консерватории Гульшад Сайфуллина. Эта партия, наряду с партиями Лизы, Катерины Измайловой, стала ключевой в жизни певицы. С годами креп голос, совершенствовалось вокальное мастерство, образ становился глубоким, цельным, полным драматизма. В 1979 году Г. Сайфуллина в последний раз спела Татьяну (тогда этого никто в театре не знал) и закончила выступления  на  оперной  сцене.
«Гульшад Ибрагимовна Сайфуллина вошла в историю татарского оперного искусства как одаренная певица, чья артистическая деятельность была явлением высокого художественного плана. Необыкновенная музыкальность, тонкость исполнения, мастерство владения голосом, большая требовательность к себе сделали ее ведущей певицей Татарского государственного театра оперы и балета им. М. Джалиля на многие годы. Создав на сцене около шестидесяти партий, Гульшад Ибрагимовна Сайфуллина талантливо воплотила целую галерею незабываемых женских образов в спектаклях классического и советского репертуара...»[2], - так писал в 1987 году режиссер Татарского академического театра им. Г. Камала, заслуженный деятель искусств РСФСР,  профессор  Ш. М. Сарымсаков.
В прочтении Г. И. Сайфуллиной Лиза в опере П. И. Чайковского «Пиковая дама» покоряла сдержанностью, внутренней силой, глубиной чувств, продуманностью сценического рисунка. Одним из партнеров молодой певицы был гастролировавший в Казани знаменитый тенор Николай Константинович Печковский, по словам современников, «великий Герман», ценивший в ней прекрасное чувство  ансамбля.
Маша в опере Э. Ф. Направника «Дубровский», Тамара в опере А. Г. Рубинштейна «Демон», Маженка в «Проданной невесте» Б. Сметаны, Недда в «Паяцах» Р. Леонкавалло, Джоконда в опере А. Понкьелли «Джоконда», Амелия в опере Дж. Верди «Бал-маскарад», Сантуцца в опере «Сельская честь» П. Масканьи - вот далеко не полный перечень премьер, спетых актрисой. Показателем творческой зрелости певицы стал образ Тоски в одноименной опере  Дж. Пуччини.
Дирижеры любили с ней работать: покоряли скрупулезная точность прочтения текста, продуманность всех деталей, умение общаться с партнерами и петь в ансамбле, слышать до мельчайших подробностей оркестр и всегда быть готовой самоотверженно работать до  изнеможения.
Природная музыкальность, безукоризненный вкус, полная погруженность в атмосферу спектакля привлекали внимание постановщиков.
Многие премьеры были отданы Г. Сайфуллиной, несмотря на то, что в труппе оперного театра было много достойных певиц. Заслуженный артист РСФСР И. Э. Шерман, в те годы главный дирижер, ценил в певице целеустремленность и творческую настойчивость. В 1965 году он предложил Г. Сайфуллиной спеть партию Катерины Измайловой в одноименной опере Д. Д. Шостаковича. И. Э. Шерман и Е. И. Кушаков, главный режиссер оперного театра, осуществили постановку оперы. Тогда музыкально-интонационный язык оперы казался непривычным. Новой, неведомой была оперно-драматур-гическая эстетика. Актриса преодолела все подводные рифы. На сцене жила одинокой и страшной жизнью красивая, молодая и страстная Катерина. Она страдала, и это страдание звучало в голосе, заставляло глубоко верить в подлинность чувств, слышать трагизм в музыке. На одном из спектаклей присутствовал Д. Д. Шостакович. Имя Г. Сайфуллиной было названо в числе четырех лучших исполнительниц партии. Спектакль был признан лучшей постановкой оперы в РСФСР.
Пианист С. Гурарий, преподававший в те годы в консерватории, писал: «...вживаясь в роль, Сайфуллина никогда не принимала ее художественные параметры за готовое "данное". Она всегда ищет первопричины поступков своих героинь, их внутренней логики, психологической мотивировки. Она хочет знать все о своем герое, перечитывает массу литературы, изучает музыкальную стилистику сочинения, эпоху, воссоздаваемую в спектакле. Для нее не сущест-вует мелочей, все важно для певицы: и верный грим, и точность походки, естественность мизансцен... »[3].
Большой вклад внесла певица в национальное оперное искусство. Она пела женские партии в произведениях Дж. Файзи, Х. Валиуллина, Э. Бакирова, Н. Жиганова. Выдающийся композитор, народный артист СССР, лауреат Государственных премий Н. Г. Жиганов говорил: «Гульшад Ибрагимовна Сайфуллина - отличный музыкант, человек, влюбленный в свою профессию». Именно влюбленно создавала певица образ Аембике в опере Н. Г. Жиганова «Тюляк и Су-Слу» - сильный, чистый образ женщины, готовой к любви и борьбе за нее.
Одной из творческих вершин стала партия Бибисары в опере Г. Губайдуллина «Джигангир». Певица покоряла достоверностью, свойственной драматической актрисе, вокальным мастерством.
Почти 30 лет Гульшад Ибрагимовна Сайфуллина преданно, самоотверженно служила оперному искусству, отдавая ему все помыслы, чувства и силы.
С 1976 года певица начала свою концертную и педагогическую деятельность. Она обратилась к камерному пению. Еще в 1960 году событием в музыкальной жизни Казани стало исполнение вокального цикла Шуберта «Зимний путь» вместе с замечательным композитором и пианистом, народным артистом РСФСР,  лауреатом Государственных премий Альбертом Семеновичем Леманом. Премьера состоялась в уютном зале Казанской консерватории на ул. Пушкина. В моей памяти осталось восторженное чувство удивления. Тогда не удалось понять, как получилось это исполнительское колдовство, в котором так сливались («звукосочетались», по выражению великого музыканта, дирижера Натана Григорьевича Рахлина) голос и рояль. Как достигнуто такое равновесие и гармония и такое развитие цикла, когда «Шарманщик» стал «оглушающей» кульминацией, звучавшей мертвенно-тихо и трагично...
В 1976 году, узнав, что Г. И. Сайфуллина будет вести в консерватории класс камерного пения, я обратилась к ней с просьбой о работе концертмейстером в ее классе и, не надеясь на положительный ответ, попросила подготовить сольную программу. Гульшад Ибрагимовна помнила меня по государственному экзамену в 1964 году, где была членом государственной экзаменационной комиссии у пианистов, и, к моей великой радости, дала согласие на совместную работу.
В сентябре начались занятия у студентов, начались и «мои университеты». Под руководством Г. И. Сайфуллиной я «прошла» еще раз и консерваторию, и аспирантуру, овладевая тонкостями вокального аккомпанемента, вокального слышания фортепианной партии, познавая особенности вокального исполнительства, гибкость ритма, прихотливость музыкальных интонаций в ансамбле, заново познавая вкус и аромат поэтического слова. Она была терпелива и непреклонно требовательна. Наконец наступил момент, когда мы подошли к первой концертной программе: Гульшад Ибрагимовна вела меня по своей творческой тропе, добиваясь единства вокальной партии и фортепианного сопровождения, мягкого звучания рояля, точного выстраивания драматургии каждого сочинения.
На сцене произошло чудо: голос и фортепиано слились как бы воедино, гармонично соответствуя друг другу, проникаясь силой в кульминациях и мягкостью в динамических спадах. Яркая и тонкая вокальная фразировка и филигранная нюансировка певицы заставляли соответствовать каждой музыкальной интонации, давая внутреннюю свободу, естественность звучания дуэта.
В эти счастливые годы были исполнены романсы Р. Шумана, Ф. Шопена, И. Брамса, Г. Вольфа, З. Левиной, М. Кусс, вокальные циклы «Вечерок» В. Гаврилина, «Пять стихотворений А. Ахматовой» С. Прокофьева, «Песни о любви к себе» Н. Мартынова на слова японских  поэтов.
Г. Сайфуллина стала первой исполнительницей вокальных циклов Л. Любовского «Страна журавлиная» на слова О. Дриза, «Радость» на слова М. Карэма. Великий дар вслушиваться в современный музыкальный язык, понимать суть поэзии и соединять их позволили артистке создать высочайший образец исполнения вокального цикла Л. Любовского «Из корейской класссической поэзии "Сичжо" в переводе А. Ахматовой». Драматизм и просветленность, трагизм, удивительная женственность и проникновенность - зал замер, по окончании звучания музыки не сразу очнувшись от  охватившей зачарованности.
Творческая зрелость, высокий класс вокального мастерства, свобода музицирования характеризовали воплощение монооперы А. Луппова «Неотосланные письма» на слова А. Кутуя. Осенью 1979 года Г. И. Сайфуллина показала это монументальное четырехчастное полотно в Союзе композиторов Татарстана. Она тщательно работала над повестью А. Кутуя, продумывала каждый поворот сюжета, выстраивала образную и интонационную линию, добиваясь единства голоса и массивной оркестровой фактуры. Дважды опера исполнялась в концертах в сопровождении рояля.
Затем состоялась оркестровая премьера в Актовом зале консерватории, к которой певица готовилась так тщательно, как будто не было предыдущих концертов. Она возобновила и снова прошла весь путь вживания в суть музыки и слóва, расставляла акценты в развитии роли, углубляла ее. Образ Галии становился крупнее, рельефнее, драматичнее. Сайфуллина искала стиль внешнего поведения, готовила специальный костюм для героини, словом, жизнь ее, как всегда, была подчинена одному - служению музыке, творчеству. В этом она фанатична, и ничто не может отвлечь ее внимание, если впереди спектакль или концерт.
Способность Г. И. Сайфуллиной вникать в суть, охватывать целое, одухотворенность, желание щедро делиться своими знаниями, секретами педагогики побуждали меня все многие годы совместной работы трудиться не покладая рук, стараясь не отставать, продолжать учиться  у  нее.
С конца 1970-х годов педагогика стала основным направлением в творчестве Гульшад Ибрагимовны. Это активный творческий процесс, направленный на познание и раскрытие индивидуальности ученика, особенностей вокального аппарата, тембра, музыкальных и актерских способностей, на воспитание вкуса, культуры освоения авторского текста, пробуждение фантазии, точной ассоциативности.
Каждый концерт студентов ее класса привлекает внимание слушателей разнообразными, отточенными программами, умелым подбором ансамблевых пар, тщательной работой над образностью, артистичностью и музыкальностью исполнения.
Камерное пение, по словам выдающегося пианиста-ансамблиста, народного артиста Грузии, профессора Важа Николаевича Чачавы, - «элитарное искусство», адресованное сравнительно узкому кругу знатоков и ценителей, способных воспринимать тончайшие градации изысканной темброколористической «партитуры». Сайфуллина в совершенстве владеет этим искусством и передает свое умение и знание ученикам. Она досконально знает музыкальный текст, никогда не забывает о «четвертой строчке» - поэтическом тексте, об особенностях декламации. Бережно растит Гульшад Ибрагимовна молодых певцов: тщательно подбирает программы с учетом тембра, окраски и диапазона голоса, физических возможностей, музыкальной подготовки. Бывает и требовательна, и снисходительна, и резка, и терпима, она хорошо «слышит» поколение начинающих певцов, с пониманием относится к проблемам молодых людей.
Гульшад Ибрагимовна современна в своем педагогическом искусстве. Здесь и прочтение новых, только что написанных и даже неизданных сочинений, и поиск, открытие забытых прекрасных произведений. Студенты ее класса исполняют и старинные арии западноевропейских композиторов XVII-XVIII веков, и современную камерную музыку И. Стравинского, Б. Бриттена, С. Барбера, Ф. Пуленка, Ч. Айвза, Дж. Гершвина, А. Шнитке и Э. Денисова.
Большое внимание уделяется в классе Г. И. Сайфуллиной овладению татарским национальным репертуаром. В своих камерных программах певица часто исполняла романсы Н. Жиганова, Р. Яхина. Они звучали в Малом зале Московской консерватории, залах Казани и других городов. В классе камерного пения профессора Г. И. Сайфуллиной студенты познают и исполняют камерную музыку композиторов Татарстана.
Выпускники профессора Сайфуллиной трудятся не только в Татарстане, но и во многих регионах и городах России: в Чебоксарах, Челябинске, Йошкар-Оле, Саранске, Донецке, Димитровграде, Томске, Пскове. Это педагоги музыкальных училищ, солисты филармоний, оперных театров. Среди ее выпускников - народная артистка России и Татарстана В. Ганеева, народный артист Чувашии В. Гордеев, народный артист Татарстана и заслуженный артист Башкортостана Р. Маликов, народные артисты Татарстана Г. Ибушев, М. Якупов, А. Файзрахманов, заслуженная артистка Удмуртии А. Шулятьева, лауреат и дипломант международных конкурсов Г. Мурзиева.
Жизнелюбие, оптимизм, колоссальная сила воли, терпимость, желание и готовность прийти на помощь всегда и во всем привлекают к Г. И. Сайфуллиной и бывших учеников-исполнителей, и преподавателей музыкальных училищ, где многие годы профессор курирует классы вокального ансамбля, и пианистов, работающих с ней рядом.
Сегодня Гульшад Ибрагимовна Сайфуллина продолжает творить так же самозабвенно, как это было много лет назад, когда она впервые спела свою Татьяну.


[1] Характеристика-рекомендация Н. Д. Шпиллер от 17 апреля 1987 года (из личного дела Г. И. Сайфуллиной).

[2] Из характеристики-рекомендации Ш. М. Сарымсакова (личное дело Г. И. Сайфуллиной).

[3] Гурарий С. Г. Сайфуллина // Народные артисты. Казань, 1980. С. 546.

_______________________________________________________________________________________

Статья опубликована в кн.: Из педагогического опыта Казанской консерватории: Прошлое и настоящее: Вып. 2. / Казан. гос. консерватория. - Казань, 2005. - С. 200 - 207.

06 Июл 2010

 

В музыкальной культуре Республики Татарстан, как и России в целом, 50-60-е годы XX века были важнейшим периодом утверждения профессионального статуса исполнительства на народных инструментах. Важную роль в этом процессе сыграло открытие в 1948 году в Государственном музыкально-педагогическом институте им. Гнесиных факультета народных инструментов. Впервые в России появилась возможность получить высшее профессиональное музыкальное образование по специальностям: «Баян», «Домра», «Балалайка», «Ансамблевое исполнительство», «Дирижирование оркестром  народных инструментов».
В Казанской консерватории факультет народных инструментов начал формироваться в 1958/59 учебном году, с открытием класса баяна. Одной из сложных проблем, которую пришлось решать руководству консерватории, был подбор педагогических кадров. К концу 1950-х годов ГМПИ им. Гнесиных подготовил лишь небольшое количество «народников», спрос на которых в музыкальных учебных заведениях страны был велик.
Первым педагогом-баянистом, направленным на работу в Казанскую консерваторию, был Анатолий Васильевич Яковлев (1934-1975). Он получил прекрасную профессиональную подготовку в институте им. Гнесиных, в классе выдающегося педагога и композитора Н. Я. Чайкина. Уже в студенческие годы проявил себя как талантливый исполнитель и концертмейстер. В 1957 году одним из первых баянистов был удостоен звания лауреата конкурса исполнителей на народных инструментах Всесоюзного фестиваля молодежи в Москве. В Казанской консерватории Анатолий Васильевич проработал всего один учебный год. Как свидетельствуют архивные материалы, 27 февраля 1960 года А. В. Яковлев выступил с первым в Казанской консерватории сольным концертом. По отзывам его концертмейстера - народной артистки Республики Татарстан Л. И. Ахметовой, концерт прошел с огромным успехом в переполненном зале консерватории. В сентябре 1960 года А. В. Яковлев принял приглашение на работу в Московскую филармонию в качестве солиста и концертмейстера и, к сожалению, уехал из Казани.
Трудным и переломным был 1960/61 учебный год. Несмотря на проведение очередного приема студентов-баянистов, педагога по специальности «Баян» ректорату пригласить не удалось, и студентов консультировали педагоги других кафедр: пианисты, скрипачи, дирижеры. Первые выпускники факультета народных инструментов Н. С. Копылов, Э. Ф. Вдовченко, Н. А. Гредин, И. И. Шарипов с особой теплотой и благодарностью вспоминают уроки замечательного педагога-пианиста В. Г. Апресова, его внимательное, заинтересованное отношение к каждому из них.
Следующий 1961/62 учебный год считается годом рождения кафедры народных инструментов Казанской консерватории. По инициативе ректора Н. Г. Жиганова для работы в консерваторию были приглашены выпускники ГМПИ им. Гнесиных - баянисты В. П. Плетнев, А. В. Тихонов, Н. А. Черняев. Каждый из этих педагогов - основателей кафедры - внес свой весомый вклад в развитие исполнительского искусства на народных инструментах в Татарстане, Поволжье, России. И в настоящее время, спустя более 40 лет, творческий и жизненный путь первых педагогов кафедры вызывает большой интерес.
Первым возглавил кафедру народных инструментов В. П. Плет-нев (1928-1983). Он руководил ею с 1961 по 1964 год. Высокообразованный музыкант, опытный педагог, прекрасный исполнитель, замечательный человек, он сумел заложить на кафедре основы высокой профессиональной культуры, доброжелательности и вместе с  тем  требовательности  и  ответственности.
Василий Павлович Плетнев - коренной волжанин. Он с детства познал трудности крестьянской жизни. Любимыми в семье Плетневых были народные песни, игра на народных инструментах - гармонике, балалайке. С гармоникой в 1945 году приехал Василий Павлович в Ярославль для поступления в музыкальное училище, в класс баяна Ю. П. Егорова. О своем первом педагоге В. П. Плетнев вспоминал с особой теплотой и уважением.
В 1949 году, после окончания музыкального училища, В. П. Плетнев был призван в армию. Его направили в Архангельск, в Ансамбль красноармейской песни и пляски Архангельского военного округа. Служба в армии (1949-1955) оказала большое влияние на формирование молодого музыканта. Здесь начали вырабатываться «плетневский стиль», методика занятий и концертных выступлений.
В Ансамбле он познакомился с будущей женой - Ольгой Дмитриевной - прекрасной пианисткой-концертмейстером. В 1957 году в Архангельске у них родился сын - Михаил Плетнев - ныне всемирно известный музыкант, пианист, дирижер, музыкальный и общественный деятель. Впоследствии, в Казани, Ольга Дмитриевна Плетнева работала концертмейстером в консерватории на кафедрах вокального искусства, оперной подготовки, народных инструментов, а также была концертмейстером в Татарском театре оперы и балета имени Мусы Джалиля, работая с известными дирижерами И. Э. Шерманом, Дж. Г. Садрижигановым, Х. В. Фазлуллиным.
После демобилизации из армии В. П. Плетнев остался в Архангельске, работал солистом филармонии и преподавал в музыкальном училище. В 1955 году он поступил в ГМПИ им. Гнесиных (на заочное отделение): по специальности - в класс исполнителя, педагога, композитора А. Е. Онегина, по дирижированию - в класс В. Л. Дегтя-ренко, дирижера Государственного симфонического оркестра СССР, педагога Московской консерватории.
В 1960 году, после окончания ГМПИ им. Гнесиных, Василия Павловича пригласили на работу на кафедру народных инструментов Саратовской государственной консерватории им. Собинова. В Саратове В. П. Плетнев занимался педагогической деятельностью (в его классе учился В. П. Ломако - дипломант Всесоюзного конкурса артистов эстрады, ныне профессор Саратовской консерватории), выступал с сольными концертами и в ансамбле с педагогами - скрипачами, вокалистами.
Казанский период творческой биографии В. П. Плетнева (с 1961 по 1973 год) был активным и плодотворным. В Казани раскрылось дарование В. П. Плетнева - его организаторские способности, педагогический талант, исполнительское, композиторское мастерство.
Возглавив кафедру народных инструментов в 1961 году, В. П. Плетнев вместе с другими педагогами сумел эффективно наладить учебный процесс в классах по специальности, классе ансамбля (ансамбль стал важнейшей специальной дисциплиной и включался в государственные экзамены), классах дирижирования, инструментоведения. Были разработаны педагогические требования «технических» зачетов, академических концертов, экзаменационные требования. Многое из того, что было заложено и введено в учебный процесс в первые годы формирования кафедры, не потеряло практической значимости и сохранилось до настоящего времени.
Педагог специального класса В. П. Плетнев - яркая, неординарная личность. Его характеризуют интеллигентность, высокая культура, исключительная порядочность, бескорыстие, желание прийти на помощь ученикам, коллегам. В работе с учениками он был тактичен, уважителен. Его отличало педагогическое умение объяснять ученикам даже очень сложные проблемы простым, доступным языком. Большое значение в работе с учениками Василий Павлович придавал художественно-эстетическому осмыслению изучаемых произведений. На уроках он постоянно приводил многочисленные примеры из литературы, поэзии, живописи. В своей педагогической практике широко использовал один из важнейших принципов музыкальной педагогики - показ на инструменте: характер фразировки, стилистические, артикуляционные особенности произведений. В. П. Плетневу было чуждо навязывание ученику своей трактовки произведения, своего мнения, он стремился воспитать в учениках самостоятельность мышления. При этом роль педагога видел в том, чтобы помочь ученику в этом сложном музыкально-психологическом процессе.
Большое внимание в своей педагогической деятельности Василий Павлович уделял подготовке и проведению классных концертов, в которых он видел важнейшее звено в подготовке будущих исполнителей и педагогов. Он тщательно готовился к ним, проводил предварительные прослушивания («как на концерте»), анализировал выступление каждого ученика, каждого ансамбля. В консерваторских афишах 1960-х годов часто фигурировали фамилии его учеников, таких как В. Цветков (ныне заслуженный работник культуры Республики Татарстан, долгие годы возглавлявший Альметьевское музыкальное училище), Г. Шаронов (ныне доцент, заслуженный деятель искусств Республики Татарстан), В. Яковлев (ныне доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель искусств Республики Татарстан), А. Аминева (ныне профессор, заведующий кафедрой народных инструментов Казанского государственного университета культуры и искусств, заслуженный работник культуры Республики Татарстан), Е. Федоров (ныне дирижер Ульяновского оркестра народных  инструментов, заслуженный артист России)  и др.
В казанский период ярко проявился интерес В. П. Плетнева к научно-методическим проблемам, в частности, исполнительства на баяне (звукоизвлечение, артикуляция). Особое внимание он сосредоточил на формировании репертуара баяниста - переложениях для баяна фортепианных, скрипичных, органных, клавирных, вокальных и оркестровых сочинений Баха, Мендельсона, Шуберта, Листа, Грига, Чайковского, Рахманинова и других композиторов. В библиотеке Казанской консерватории хранятся некоторые из его переложений для  баяна  соло  и  различных  ансамблей.
Не менее ценными являются его разработки научно-теоретических основ переложения для готово-выборного баяна. В 1977 году в соавторстве с А. А. Сурковым он издал одну из первых в отечественной методической литературе работ - «Переложение музыкальных произведений для готово-выборного баяна».
В Казани проявилось и композиторское дарование Василия Павловича. Например, для баяна он написал: «Пять этюдов», «Сюиту» в четырех частях, Вариации на тему русской народной песни «Вниз по матушке по Волге» и др.
В. П. Плетнев вел активную концертно-исполнительскую деятельность. Свой первый концерт (сольное отделение) в консерватории он сыграл 20 декабря 1961 года, а последний состоялся 20 июня 1973 года. Для исполнительского творчества Плетнева характерны безупречный художественный вкус, глубокое проникновение в содержание исполняемых произведений, высочайшее техническое мастерство, филигранная мелкая техника, гибкая нюансировка, тончайшее владение разнообразными артикуляционными средствами, особое,  «плетневское»  слышание  и  ощущение  баянного  звука.
В 1973 году В. П. Плетнев уехал из Казани в Москву. Его отъезд был связан с обучением сына Михаила в Центральной музыкальной школе при Московской консерватории. В последующие годы он работал в Первом Московском областном музыкальном училище (Коломна), в музыкальном училище им. Октябрьской революции (Москва).
Весомый вклад в формирование кафедры народных инструментов Казанской консерватории внес А. В. Тихонов. Он был вторым заведующим кафедрой, возглавляя ее с 1964 по 1976 год.
Анатолий Васильевич Тихонов родился в Иркутской области, в семье шахтера. С пятилетнего возраста мальчик играл на гармонике, с тринадцати лет начал учиться игре на баяне. В начале 1950-х годов семья Тихоновых переехала в город Орджоникидзе. Здесь в 1952 году А. В. Тихонов поступил в музыкальное училище, в класс известного педагога и исполнителя Владимира Васильевича Павлючука. Будучи студентом музыкального училища, он начал свою концертно-исполнительскую деятельность: был солистом-баянистом в Ансамбле песни и танца Северной Осетии.
В 1956 году А. В. Тихонов поступил в ГМПИ им. Гнесиных: по специальности - в класс А. Е. Онегина, по дирижированию - в  класс  А. Б. Позднякова.
В 1961 году, после окончания института, А. В. Тихонов был направлен Министерством культуры Российской Федерации на работу в Казанскую консерваторию. В Казани он работал 25 лет - с 1961 по 1986 год.
За годы работы в Казанской консерватории Анатолий Васильевич проявил себя как разносторонне одаренный музыкант - исполнитель, дирижер, педагог, композитор, как организатор и руководитель учебного процесса: он 12 лет заведовал кафедрой народных инструментов, 5 лет был проректором по учебной работе консерватории, деканом Народного университета при Казанской консерватории.
Реализации творческой деятельности А. В. Тихонова во многом способствовали незаурядные черты его характера, страстная увлеченность искусством, настойчивость и упорство в достижении поставленной цели, собранность, организованность, умение сконцентрировать свои силы на главном, огромное трудолюбие, постоянная  работоспособность.
В консерватории он вел класс специальности (баян, домра), классы дирижирования и ансамбля, два оркестровых класса (оркестр народных инструментов и симфонический оркестр студентов  консерватории).
Наиболее ярко талант и организаторские способности Тихонова проявились во время заведования кафедрой народных инструментов, в период создания в Казани, Татарстане, Поволжье ансамблевых   оркестровых  коллективов.
Руководимая А. В. Тихоновым кафедра уделяла пристальное внимание оказанию многообразной методической помощи, установлению профессиональных, творческих связей с музыкальными училищами Среднего Поволжья. С этой целью в Казани организовывались и проводились научно-методические конференции, семинары, конкурсы молодых исполнителей - учащихся музыкальных училищ региона. Для участия в этих конференциях, семинарах, конкурсах приглашались ведущие специалисты из Москвы, в частности преподаватели ГМПИ им. Гнесиных А. Б. Поздняков, А. А. Сурков. Педагоги кафедры часто выезжали в музыкальные училища Альметьевска, Йошкар-Олы, Ижевска, Димитровграда, Ульяновска, Чебоксар, Саранска с сольными и классными концертами, с лекциями и открытыми уроками.
Много внимания А. В. Тихонов уделял кадровой проблеме кафедры. Так, в связи с расширением кафедры, с введением в учебный процесс струнных народных инструментов - домры и балалайки, для работы на кафедре он пригласил педагога - домриста и дирижера Л. А. Аншелеса, который работал с 1965 по 1967 год и стал основателем класса домры в Казанской консерватории и музыкальном училище, первым руководителем оркестра народных инструментов консерватории; педагога - балалаечника и дирижера С. М. Хабибуллина, основавшего класс балалайки в консерватории и музыкальном училище, домриста Ю. Г. Королева. Кроме того, пригласил дирижеров Ж. К. Айдарова, Ф. Я. Сепкулова, а также молодых педагогов-баянистов И. И. Шарипова, В. И. Яковлева, Я. К. Лебенсона, Ю. А. Цагарелли.
Огромную роль сыграл А. В. Тихонов в становлении студенческого оркестра народных инструментов Казанской консерватории, которым руководил с 1967 по 1976 год. Архивные материалы, афиши, статьи в местной и центральной печати тех лет отмечают подъем в развитии оркестрового исполнительства на народных инструментах в Казанской консерватории, яркость, высокий художественный уровень этого творческого коллектива. За эти годы оркестр выступил с разнообразными программами во многих городах Татарстана, Поволжья и Приуралья, были сделаны многочисленные записи на всесоюзном и республиканском радио и телевидении.
Особое место в истории оркестра народных инструментов Казанской консерватории, истории кафедры и в творческой биографии А. В. Тихонова занимают выступления оркестра в Москве. К ним Тихонов готовился многие годы, вероятно, со дня окончания института. Предстоящие встречи со своими педагогами, коллегами, строгой московской слушательской аудиторией, несомненно, накладывали определенный отпечаток на весь процесс подготовки к этим незабываемым концертам.
Впервые оркестр народных инструментов Казанской консерватории выступил в Москве, в Концертном зале ГМПИ им. Гнесиных 23 апреля 1971 года. Концерт студенческого оркестра из Казани вызвал большой профессиональный интерес. Высокую оценку выступлению оркестра дали в своих интервью на радио и телевидении выдающиеся деятели отечественной музыкальной культуры Г. И. Литинский, Н. Д. Шпиллер, Ю. Н. Шишаков, С. М. Колобков. Все они были едины во мнении, что студенческий оркестр Казанской консерватории - один из интереснейших молодежных коллективов музыкальных учебных заведений страны, способных решать сложные художественные, творческие задачи.
Деятельность А. В. Тихонова в качестве дирижера, руководителя оркестра народных инструментов имела в дальнейшем большое значение для развития оркестрового исполнительства в Татарстане, Поволжье.
Широко известна композиторская и научно-методическая деятельность А. В. Тихонова. Для народных инструментов им написаны многие произведения, например, Соната для баяна, Соната для домры, «Песня» для оркестра народных инструментов. В Ученых записках Казанской консерватории (1970, вып. 4) опубликована его методическая работа «О некоторых особенностях исполнения произведений И. С. Баха», не потерявшая своей актуальности и значимости до настоящего времени.
А. В. Тихонов постоянно совершенствовал свое исполнительское и педагогическое мастерство. Так, в 1971 году он окончил ассистентуру-стажировку по классу оперно-симфонического дирижирования у выдающегося дирижера, народного артиста СССР, профессора Н. Г. Рахлина. Впоследствии Тихонов сам вел ассистентуру-стажировку. Его ученики - ныне известные дирижеры, музыкальные, общественные деятели, например, заслуженный деятель искусств Российской Федерации и Республики Татарстан, лауреат Государственной премии Республики Татарстан имени Габдуллы Тукая, профессор А. И. Шутиков, заслуженный деятель искусств Республики Татарстан, профессор Р. А. Халитов.
С 1986 года и по настоящее время А. В. Тихонов - профессор кафедры народных инструментов, декан факультета народных инструментов Санкт-Петербургской консерватории.
Вместе с В. П. Плетн­вым и А. В. Тихоновым основателем кафедры народных инструментов Казанской консерватории по праву является Н. А. Черняев. Он был третьим заведующим кафедрой.
Жизненный и творческий путь Н. А. Черняева (1923-1986) -яркий пример служения музыкальному искусству: с детских лет и до последних дней жизни он был предан народному инструментальному искусству.
Николай Алексеевич Черняев родился в Пензенской области. В семье Черняевых любили музыку. И не случайно уже с шести лет он начал играть на саратовской гармонике, которая стала его спутницей на всю жизнь.
В 14 лет Н. А. Черняев познакомился с баяном. Вначале занимался на баяне самостоятельно, подбирал по слуху любимые мелодии, играл на сельских вечеринках, праздниках, свадьбах. В 1940 году поступил в Пензенское музыкальное училище в класс педагога-баяниста Д. С. Кулешова. Уже в первый год обучения в училище сделал значительные успехи: исполнил Антракт к IV действию оперы «Кармен» Ж. Бизе, вальс Ф. Шопена. С этими произведениями он в мае 1941 года выступил по Пензенскому радио. Педагог возлагал на своего ученика большие надежды. Но...
22 июля 1941 года началась война, и 18-летний юноша Н. А. Черняев добровольцем ушел на фронт. Он прошел всю войну с первых и до последних дней: участвовал в боях на Ленинградском и Калининском, Волховском и Центральном фронтах. Его воинский подвиг отмечен многими боевыми наградами.
После окончания войны, с 1945 по 1948 год Николай Алексеевич жил в Москве, работал баянистом-солистом и концертмейстером хора Центрального Дома культуры железнодорожников.
В 1948 году Черняев возвратился в Пензу и продолжил учебу в музыкальном училище, причем одновременно на двух факультетах: на факультете народных инструментов и дирижерско-хоровом. В 1951 году он с отличием окончил музыкальное училище, и, как лучшего выпускника, его оставили работать в училище.
С 1954 по 1959 год Н. А. Черняев обучался в ГМПИ им. Гнесиных на заочном отделении в классе исполнителя, педагога, методиста А. А. Суркова. Годы учебы в Москве оставили яркие, незабываемые впечатления. Вместе с ним учились многие прекрасные музыканты, внесшие огромный вклад в развитие исполнительства на баяне: Ю. И. Казаков и А. И. Полетаев - в будущем народные артисты СССР; А. Н.  Резчиков и А. В. Яковлев - первые лауреаты конкурсов баянистов; П. И. Говорушко - в будущем заведующий кафедрой народных инструментов Ленинградской консерватории; Е. И. Колобов - будущий директор Ульяновского музыкального училища, организатор одного их первых в Советском Союзе конкурсов молодых баянистов Поволжья, в котором участвовали многие ныне известные баянисты-исполнители и педагоги.
В 1961 году Н. А. Черняев был приглашен в Казанскую консерваторию. Здесь он работал 25 лет, из них 10 лет (с 1976 по 1986 год) возглавлял кафедру народных инструментов. Он вел классы специальности, ансамбля, занимался проблемами методики и истории исполнительства.
Особое внимание Николай Алексеевич уделял подготовке концертных исполнителей. В его классе царила атмосфера творческого подъема, музыкального соперничества, студенты выступали с сольными концертами, участвовали в различных конкурсах. Наиболее яркого профессионального успеха добился ученик Н. А. Черняева Абузар Файзуллин - первый из баянистов Татарстана, удостоенный высоких званий лауреата всесоюзного и международных конкурсов, ныне доцент, заведующий кафедрой народных инструментов Казанской консерватории, заслуженный артист Республики Татарстан.
Большое внимание в своей педагогической деятельности Николай Алексеевич уделял ансамблевой подготовке. Так, в 1960-е годы он подготовил прекрасный студенческий коллектив - трио баянистов в составе В. Волкова, М. Ульянова и С. Стрельникова. Этот ансамбль выступал во всех республиках Поволжья, представлял факультет народных инструментов Казанской консерватории в Москве, Ленинграде, Новосибирске. В дальнейшем, после окончания консерватории, по-разному сложилась судьба участников этого трио баянистов. Так, М. Ульянов продолжил традиции ансамблевого исполнительства, ныне он заслуженный артист Российской Федерации, солист ансамбля «Калинка» Калужской филармонии.
В 1980-е годы в аспирантуре по классу ансамбля у Н. А. Черняева учились заслуженные артисты Республики Коми, лауреаты всероссийского конкурса В. Данилочкин, В. Майсерик, В. Волохов - участники известного в стране и за рубежом Сыктывкарского трио баянистов.
В круг научно-методических интересов Н. А. Черняева входили многие проблемы методики преподавания игры на баяне. Так, для студентов-заочников он подготовил методическое пособие «Чтение нот с листа», многие годы был составителем и редактором репертуарных сборников для баяна, куда включались переложения произведений композиторов Татарстана: Н. Жиганова, Р. Яхина, А. Ключарева, Р. Еникеева и др. Новым, актуальным содержанием отличался лекционный курс Н. А. Черняева по истории исполнительства на народных инструментах, особенно можно выделить лекции, посвященные В. В. Андрееву и Н. П. Фомину, Б. С. Трояновскому.
Отдельного внимания заслуживает организаторская деятельность Н. А. Черняева, особенно в годы заведования кафедрой. Много сил, энергии он отдавал совершенствованию учебного процесса на кафедре: интересовался качеством преподавания всех дисциплин, посещал индивидуальные и лекционные занятия, знакомился с методами проведения занятий по музыкальным и общеобразовательным дисциплинам, настаивал на необходимости проведения совместных заседаний кафедр для выработки единой стратегии в подготовке исполнителей и педагогов.
С целью совершенствования учебного процесса Николай Алексеевич обращал особое внимание на усвоение студентами научно-методических знаний. Одну из действенных форм, стимулирующих интерес к этой важной для будущих исполнителей и педагогов области, он видел в подготовке, написании и защите дипломных рефератов. В настоящее время на кафедре собран студенческий реферативный   материал по методике, музыкальной психологии, истории исполнительства, инструментоведению - материал, представляющий научную и практическую ценность.
Н. А. Черняев был педагогом-воспитателем в широком значении этого слова. Его волновали проблемы быта студентов, их устроенность в общежитии, он часто беседовал с ними, интересовался судьбой каждого. Но главное, его беспокоила перспектива студентов после окончания консерватории, он стремился всем помочь при распределении на работу. Доброжелательность, открытость, уважительное отношение к студентам, коллегам, сотрудникам снискали Н. А. Черняеву глубокое уважение коллектива всей консерватории.
Кафедре народных инструментов Казанской консерватории - более сорока лет. За этот период кафедра подготовила свыше 600 музыкантов - исполнителей, дирижеров, педагогов, многие из которых - лауреаты и дипломанты различных конкурсов, удостоены почетных званий и ученых степеней. В этом огромная заслуга прежде всего ее первых педагогов - В. П. Плетнева, А. В. Тихонова, Н. А. Черняева, заложивших прочный фундамент для дальнейшего развития исполнительства на народных инструментах в Татарстане, Поволжье и Приуралье.
_______________________________________________________________________________________

Статья опубликована в кн.: Из педагогического опыта Казанской консерватории: Прошлое и настоящее: Вып. 2. / Казан. гос. консерватория. - Казань, 2005. - С. 154 - 167.