Высокий контраст
Без изображений
Размер шрифта:
А А А

Календарь событий

сентябрь 2019
пн вт ср чт пт сб вс
      
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
      
  • - Концерты
  • - Конкурсы
  • - События

Видео

  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)
  • Мухамедова Г.А. Светлой  памяти  З. Г. Байрашевой (1906-1984)

Конкурсы


Талант - единственная новость,
которая всегда нова.

Б. Пастернак



Юбилейные даты и торжества невольно обращают наши взгляды в прошлое, воскрешают в памяти образы и имена наших дорогих учителей, пробуждают  желание еще и еще раз низко поклониться им за их  великий  труд.
В нынешнем 2005 году Казанская государственная консерватория встречает свое 60-летие, а через год - в 2006 году - исполнится 100 лет со дня рождения народной артистки ТАССР, профессора Зюгры Гиреевны Байрашевой. С ее именем связана творческая жизнь кафедр сольного пения Казанской консерватории и Уфимского государственного института искусств. Свыше 40 лет отдала З. Г. Байрашева  служению  вокальному  искусству.
Почти  четверть века профессор Байрашева работала в Казанской консерватории. Она блестяще вела класс камерного пения, одновременно заведуя кафедрой сольного пения. Несомненно, многие казанцы помнят Зюгру Гиреевну Байрашеву - неповторимую, яркую, необычайно артистичную. Ее авторитет замечательного музыканта, педагога и руководителя кафедры был велик не только в Казани. Зюгру Гиреевну Байрашеву хорошо знали и почитали во многих консерваториях бывшего Советского Союза и РСФСР.
Неожиданным поворотом в жизни профессора Байрашевой стал переезд в Уфу, куда ее пригласили в 1972 году. Ректор молодого тогда Уфимского государственного института искусств З. Г. Исмагилов прекрасно осознавал, какого масштаба личность и музыкант дает согласие на работу во вверенном ему вузе. Зюгре Гиреевне было сделано предложение заведовать кафедрой сольного пения и одновременно руководить классом камерного пения.
Уфимский период жизни и педагогической деятельности профессора Байрашевой мало известен в Казани[1]. Но 12 лет работы Зюгры Гиреевны в Уфимском институте искусств сыграли огромную роль  в  развитии  вокальной  школы  Башкортостана.
Результаты деятельности профессора Байрашевой не замедлили сказаться в первый же год ее приезда. Стены Уфимского института и великолепного Шаляпинского концертного зала наполнились голосами молодых певцов - студентов и педагогов кафедры. Не менее двух раз в году давались открытые концерты класса камерного пения профессора З. Г. Байрашевой. Они неизменно проходили в переполненном зале и встречали горячий прием у слушателей.
Одна из первых выпускниц кафедры сольного пения Л. Земчурина поступила затем в аспирантуру Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского, а Зюгра Гиреевна получила персональную благодарность от профессора М. М. Мирзоевой за блестящую подготовку камерной певицы.
Отчетные концерты, участие студентов в конкурсах, выступления педагогов на всесоюзных, всероссийских конференциях, смотрах певцов-выпускников музыкальных вузов, открытые городские концерты - все эти события не могли не сказаться на развитии музыкальной и театральной жизни Уфы.
Участие профессора Байрашевой в музыкальных и культурных мероприятиях городского, республиканского и всесоюзного значения было залогом их успешного проведения. Совсем скоро Уфа стала принимать у себя различных гостей: певцов, педагогов по вокалу, артистов, которые выступали с концертами, пели в опере, давали открытые уроки, делали доклады методического содержания. Именно в эти 1970-80-е годы было положено начало всем последующим творческим достижениям педагогов и выпускников кафедры сольного пения Уфимского государственного института искусств. Победы на международных и всесоюзных конкурсах, различного рода награды и почетные звания, выступления за рубежом, приглашения на работу в театры Европы и Америки - все это, несомненно, связано с педагогической и музыкально-общественной деятельностью Зюгры Гиреевны. Имена выпускников тех лет украшают сцены многих театров и концертных залов: заслуженные артисты России П. Солнцев, В. Тирон, В. Храмов, народные артисты Республики Башкортостан Р. Гареев, Ф. Кильдиярова, В. Мустафин, И. Газиев, Х. Ижболдин, В. Кучуков, заслуженный деятель культуры Республики Башкортостан  Ф. Сагитова  и др.
Перелистывая афиши прошедших десятилетий конца 1970-80-х годов, мы можем получить достаточно полное представление об объеме работы педагогов и студентов, об их энтузиазме и творческом горении. В первый же год своей работы в Уфе Зюгра Гиреевна подготовила первый открытый концерт студентов класса камерного пения - 8 декабря 1972 года. Во втором семестре было уже два концерта, в том числе сольный концерт студента 4-го курса класса камерного пения П. Солнцева. Исполнялись романсы С. В. Рахманинова: «Апрель», «Сон», «О нет, молю...», «Вчера мы встретились», «Пощады я молю», «Не может быть», «Я опять одинок», «Отрывок из Мюссе», «Все отнял у меня», «Как мне больно», «Весенние воды». Концерт прошел в дни празднования 100-летнего юбилея композитора.
Все последовавшие затем концерты отличались богатым и разнообразным репертуаром. Зюгра Гиреевна всегда тщательно продумывала программы выступлений своих студентов, учитывая их возможности, одновременно принимая во внимание интересы слушателей. Она любила включать в концерты сочинения современных композиторов, в особенности, малоизвестные, не имеющие исполнительских традиций. Работа над неизвестным романсом позволяет «вольно предаваться вдохновенью», хотя и имеет свои трудности. Задача первооткрывателя - ярко и талантливо раскрыть содержание нового сочинения, дать ему сценическую жизнь. Это всегда интересно и очень  ответственно.
Так, впервые со сцены концертного зала прозвучал романс молодого талантливого выпускника Казанской консерватории К. Лакина «Если он возвратился» на слова М. Метерлинка. Работая над этим сочинением, Зюгра Гиреевна предлагала исполнительнице оперные аналогии:  Сузуки  и  Чио-Чио-сан, Виолетту  и  Аннину.
Что касается традиционно исполняемых романсов, то и в них Зюгра Гиреевна всегда искала и находила что-то новое, какую-то деталь,  позволяющую услышать известное сочинение в новых красках. Это могло быть изменение в темпе, чуть дольше обычного услышанная пауза, а могла быть и кульминация, прозвучавшая на пиано вместо привычного форте. Так, неожиданно для многих слушателей прозвучал романс П. И. Чайковского «Закатилось солнце». В очень подвижном темпе, по-юношески пылко и взволнованно, словно на одном дыхании, - так предлагала исполнять Зюгра Гиреевна этот романс.
Не повторяться, постоянно быть в творческом поиске - этому учились студенты у своего профессора на каждом уроке, готовясь к каждому выступлению на сцене. Количество афиш и их содержание дают исчерпывающее представление о педагогических задачах и творческой направленности классной работы и о подготовленности студентов, которым Зюгра Гиреевна доверяла разнообразную и сложную  музыку.
Необходимо отметить, что и в Казани, и в Уфе у профессора Байрашевой не было собственных учеников по специальности «сольное пение».  Но все студенты вокального факультета, начиная со 2-го курса, занимались в ее классе камерного ансамбля и камерного пения. Как заведующая кафедрой, Зюгра Гиреевна всегда была в курсе всех особенностей обучения своих подопечных. Она постоянно посещала классы специальности, при необходимости помогала молодым педагогам, делясь с ними своим опытом. Все ответственные выступления студентов: государственные экзамены, подготовка к конкурсам, «ярмаркам» - все проходило при активном участии и с благословения Зюгры Гиреевны. Она называла эту свою роль «причесыванием». Попросту профессор включалась в работу над программой студента, которую она и составляла совместно с педагогом по специальности, и доводила эту программу до состояния художественной завершенности, «отсекая все лишнее».
Ее бескорыстие и энтузиазм были безграничными. Порою случалось, что имя профессора Байрашевой забывали впечатать в программу выступления певца. Разумеется, это обстоятельство не могло не огорчать Зюгру Гиреевну. Но только на короткое время. «Обиды не страшась, не требуя венца», она продолжала до конца дней своих помогать и педагогам, и студентам овладевать нелегким вокальным ремеслом, прокладывая им дорогу к вершинам мастерства.
Следует заметить, что работа профессора Байрашевой для многих, знавших ее почерк, и не нуждалась в объявлении. «Имеющий уши - да слышит». Выступления, «причесанные» рукой Мастера, отличались высокой культурой исполнения, тщательной отделкой и вниманием к деталям, ярким и интересным репертуаром. И главное, они были осмысленны, певец понимал, что он поет. Против пустого звукоизвлечения Зюгра Гиреевна боролась всю свою жизнь. Любимое и острое словечко нашего профессора - «звучкодуйство». Она неустанно повторяла, что певец - это артист, художник, призванный раскрыть глубину и смысл исполняемого сочинения. И что задача педагога - воспитать высокопрофессионального певца-музыканта (акцент делался на слове  музыкант), такого певца, который бы вполне соответствовал требованиям современного исполнительского искусства. «А нынешний певец - певец глубокий...»[2] -  под этим она подразумевала ряд требований. В числе главных - умение самостоятельно работать, мыслить, чтобы по окончании консерватории вокалист мог не просто разучить новое сочинение, но полноценно раскрыть его содержание, донести до слушателя смысл исполняемого, будь то ария, романс или оперная партия.
Ее творческий метод был неповторим и своеобразен, как и ее личность - яркая, талантливая и неповторимая. Она была замечательной артисткой, художником, певицей с утонченным вкусом, блестяще исполнявшей и оперный, и камерный репертуар. Достаточно послушать немногие сохранившиеся записи романсов С. В. Рахманинова в исполнении З. Г. Байрашевой, чтобы получить полное представление о ее удивительной, тонкой музыкальности, искусном владении фразой, которыми восхищались прославленные профессора Московской консерватории Н. Г. Райский и П. П. Ламм еще в ее студенческие годы.
Сценическая карьера певицы З. Байрашевой рано оборвалась из-за прогрессировавшей астмы. И потому в работе со студенческой молодежью Зюгра Гиреевна как бы продолжала свою прерванную жизнь оперной актрисы, привнося в занятия неповторимую атмосферу театра. Нередко уроки превращались в репетиции талантливого режиссера: с жизнью в предлагаемых обстоятельствах, с перевоплощениями и мастерски разработанными мизансценами.
Не случайно сферой приложения своих творческих устремлений Зюгра Гиреевна выбрала класс камерного пения. Искусство камерного пения - это тоже театр, «театр одного певца», в котором певец одновременно и актер, и режиссер. Как писал К. С. Станиславский: «Чтобы петь арии - надо быть актером-певцом. Чтобы петь романс и камерный репертуар - надо быть режиссером-певцом»[3].
Известно, что камерное пение - это искусство малых форм, но больших чувств и глубоких переживаний. Это тот вид вокального исполнительства, где важна не сила и мощь голоса, но  умение владеть голосом, быть музыкантом-художником, подобно живописцу, владеющему техникой акварели, пастели, графики. И так же, как живописцу необходимо иметь фантазию, развитое воображение, певцу, работающему над камерным репертуаром, следует развивать гибкость души, интеллект, художественное воображение. В камерном исполнительстве большую роль играет способность к сопереживанию, умение внутренне действовать, видеть создаваемый образ и искренне верить в то, что исполняешь. За те  несколько минут, что на сцене звучит романс, певцу порою приходится прожить целую жизнь. Зюгра Гиреевна говорила на уроках, что романс - это маленький кусочек из жизни. В нем нет мелочей, все значительно, все важно. Главное - донести до слушателя содержание романса. «Звук - не ради звука, - говорила профессор, - пение - не ради пения. Красивое звучание приобретает смысл только тогда, когда оно используется для выражения музыкального содержания».
И еще профессор Байрашева говорила, что учить камерному пению - трудное и неблагодарное дело. И, конечно, класс камерного пения - «вполне самостоятельный и ответственный участок педагогической работы». Нужно сказать, что именно этот ответственный участок педагогической работы и был ее стихией, где сполна находили выход взрывной темперамент актрисы и неуемная фантазия, богатейшее воображение и вдохновенный азарт педагога, не знавшего усталости никогда. Зюгра Гиреевна любила работать и не терпела праздности, она заражала своей трудоспособностью, могучей энергией и восхищала всех преданным служением своей профессии.
На уроках мы не раз бывали свидетелями чудесного превращения «гадких утят» в «прекрасных лебедей», когда студент, вовлеченный в активный процесс работы над образом, начинал понимать, чтó хочет от него педагог. Он становился художником, артистом, способным выразить те чувства, которыми вдруг наполнялась его душа. Это были замечательные, незабываемые мгновения.
«Ведь стремление к правде в искусстве, к содержательности  певцы должны не только понимать, но и чувствовать. Вот тут начинается трудный период работы педагога. Чтобы заставить певца почувствовать, необходимо поискать аналогии в его собственной жизни, перевести его самого в предлагаемые обстоятельства, разбудить фантазию, направить воображение по правильному пути. И часто это приносит свои плоды. Певец не только понимает, что поет, но в процессе творческих поисков начинает чувствовать, отеплять изнутри». Это один из педагогических приемов профессора Байрашевой, предложенный  на  открытом  уроке.
Следует отметить, что почти все уроки Зюгры Гиреевны были открытыми, так как в классе постоянно кто-то присутствовал. Это могли быть педагоги актерского факультета, с большим интересом наблюдавшие за работой педагога-вокалиста, владеющего актерской техникой и понимающего законы театральной режиссуры. Очень часто бывали на уроках педагоги и студенты кафедры специального фортепиано, музыковеды и артисты оперы. Всем было интересно и любопытно общение с Зюгрой Гиреевной. Для каждого она находила и время, и доброе слово, и профессиональный и житейский совет, если это было необходимо. Она была Учителем, который не только учит, но у которого можно многому научиться.
Известны слова К. С. Станиславского: «Время - лучший эстет». Действительно, теперь, по прошествии десятилетий, фигура Зюгры Гиреевны Байрашевой выглядит еще ярче и значительнее. Об этом говорят и бывшие ученики Зюгры Гиреевны, педагоги Казанской консерватории и Уфимского института искусств - все, кто помнит ее огромный и щедрый талант, ее заветы, ее бесценные уроки.
А пока мы помним, пока жива «память сердца» - живы и дорогие нашему сердцу ушедшие от нас Учителя.


[1] Автор этих строк с 1966 года работала концертмейстером в классе камерного пения профессора Байрашевой в Казанской консерватории и в связи с переездом Зюгры Гиреевны в Уфу также получила приглашение в Уфимский государственный институт искусств, чтобы продолжить начатую в Казани совместную работу в классе камерного пения в качестве концертмейстера, а затем и ассистента профессора Байрашевой. - Примеч. авт.

[2] Эта цитата и последующие высказывания З. Г. Байрашевой документально записывались на уроках в течение многих лет нашей совместной работы в Казани и в Уфе. - Примеч. авт.

[3] Станиславский - реформатор оперного искусства: Материалы, документы. 4-е изд. М., 1988. С. 50.
table.MsoNormalTable { font-size: 10pt; font-family: "Times New Roman"; } _______________________________________________________________________________________

Статья опубликована в кн.: «Из педагогического опыта Казанской консерватории: Прошлое и настоящее: Вып. 2. / Казан. гос. консерватория. - Казань, 2005. - С. 119 - 126.