Высокий контраст
Без изображений
Размер шрифта:
А А А

Календарь событий

сентябрь 2019
пн вт ср чт пт сб вс
      
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
      
  • - Концерты
  • - Конкурсы
  • - События

Видео

  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского
  • Монасыпов К.Х. Становление альтового класса в Казанской консерватории: К портрету С.З.Басовского

Конкурсы

 

История преподавания альта в Казанской консерватории начинается с 1948 года. За прошедшие почти 60 лет накоплен определенный педагогический опыт, который нуждается в осмыслении.
Здесь прежде всего следует назвать имя Семена Зеликовича Басовского. Он проработал в консерватории около 45 лет, во главе альтового класса встал уже в 1950 году, сразу после окончания Казанской консерватории по классу скрипки. Вспоминая жизнь и деятельность Семена Зеликовича, отмечаешь любовь и благоговейное отношение к нему со стороны его бывших учеников, уважение, симпатию и признательность со стороны коллег. Удивительны плоды его работы - это целая плеяда даровитых музыкантов, возглавляющих концертмейстерские пульты альтов в симфонических, оперных, камерных оркестрах, это преподаватели в вузах и музыкальных училищах.
Каковы основы этих успехов? Есть ли в педагогике Басовского что-то особенное, что не сразу себя проявляет, а скрыто за текущими явлениями жизни? Возникающие вопросы невольно ведут нас к начальному этапу работы в Казанской консерватории, когда перед С. Басовским встал целый ряд проблем, среди которых и необходимость самостоятельного освоения нового для себя инструмента, и поиск репертуара, изучение специфики преподавания альта, и многие другие сопутствующие проблемы, которые не могли быть разрешены в короткие сроки, а требовали длительного времени. К тому же в этот период С. З. Басовский наряду с альтовым классом преподает в классе камерного ансамбля и занимается административной деятельностью. Играющие альтисты требовались и симфоническому оркестру, и камерному, и квартетному классу; в плане сольного исполнительства необходимо было соответствие уровню виолончельных и скрипичных классов консерватории, которые тогда возглавляли выпускники Московской консерватории. Решить такие проблемы в сжатые сроки могла только незаурядная личность, способная соединить в себе лучшее, что имелось у скрипачей и виолончелистов, и нащупать то направление деятельности, которое выявляло бы самобытность собственного альтового преподавания и исполнительства.
С. З. Басовский справился с этой сложнейшей задачей. Ему помогли не только коллеги и окружение, в котором он находился, но и его индивидуальные способности: его открытость и доверительность, гибкость, доброжелательность, сердечность и проницательность, способность непрерывного внутреннего обогащения. Все это создавало необходимую атмосферу для живого общения с учениками и было фундаментом в создании альтового класса.
Очевидно, Басовскому была близка сама природа альта: его задушевная отзывчивость, глубина и мягкость тембра, теплота и выразительность - качества инструмента, которые как бы уравновешивали два полюса струнных инструментов: капризную переменчивость, игривость скрипки и чарующее насыщенное звучание-пение виолончели. Эта близость индивидуальных качеств музыканта и инструмента давала возможность глубокого постижения природы альта. Следует добавить, что по отзывам современников, Семен Зеликович обладал незаурядными качествами исполнителя и только тяжелый фронтовой путь и ранение в руку помешали в полной мере раскрыться этой стороне его дарования. Несмотря на это, он уверенно играл в различных камерных ансамблях, в квартете, выступал и как солист в публичных концертах.
В начале 1950-х годов в Казанской консерватории складывается интересный, творчески активный педагогический коллектив. Нередко после концертов, собраний разворачивались жаркие дискуссии, где молодые и опытные педагоги со всей убежденностью отстаивали свои взгляды на развитие музыкального искусства. Подобная атмосфера создавала особые предпосылки для становления индивидуальных качеств. Но еще более глубокое воздействие непосредственно на Семена Зеликовича оказал его педагог, заведующий кафедрой струнных инструментов Н. В. Брауде, который до работы в Казани был ассистентом выдающегося скрипача-педагога, профессора Московской консерватории А. И. Ямпольского, чьи ученики были, пожалуй, лучшими в мире. Оригинальность, смелость, дерзновенность идей Ямпольского воспринял Басовский непосредственно от своего педагога в процессе занятий.
Рядом с Н. В. Брауде в Казанской консерватории работали другие замечательные скрипачи: М. В. Владимирский (в 1949-1950 гг.), оставивший неизгладимый след в памяти многих музыкантов того периода, И. М. Коганов (в 1955-1958 гг.), выпускник Болонской академии музыки. В организованном Когановым первом струнном квартете консерватории Семен Зеликович занял место второй скрипки, с ним в этом коллективе играли альтист В. Серебряков и виолончелист А. Броун. Деятельность этого квартета была, к сожалению, непродолжительной. Но до конца своей жизни Семен Зеликович оставался неравнодушным к тонкому искусству квартетного исполнительства. Штрихи, интонация, ансамблевая слаженность, фразировка, приобретенные в квартетной практике, - все это проецировалось на его работу со студентами в специальном классе альта.
Семен Зеликович имел дружественные контакты с Н. Г. Жига-новым, с пианистами В. Г. Апресовым и И. С. Дубининой, со мно-гими другими музыкантами, с которыми он неоднократно выступал в концертах. Выполняя свои обязанности по административной и общественной работе (в 1960-70-е годы Басовский занимал должность проректора по учебной работе), он принимал их советы, их идеи не оставляли его равнодушным.
И все же жизнь Семена Зеликовича складывалась таким образом, что постепенно его главным делом становилась педагогика. Как и в случае с известными мастерами скрипичной педагогики - К. Мострасом, А. Ямпольским, Ю. Янкелевичем, - секреты альтового искусства к Басовскому «притекают» в большей степени через общение с учениками. С увлечением отдаваясь этой захватывающей работе, он преподает альт в консерватории и одновременно обучает детей игре на скрипке в школе-десятилетке.
Одним их самых «узких» мест в преподавании альта в этот период была традиция переводить на альт посредственных скрипачей, из которых впоследствии получались такие же альтисты. В 1970-е годы Семен Зеликович совместно со своей бывшей ученицей О. Б. Хабибуллиной (ныне заслуженный учитель школы Республики Татарстан, доцент, заведующая струнным отделом школы-десятилетки) решил начать подготовку альтистов на более ранних этапах, ориентируясь при этом на способных учеников. Такой подход способствовал появлению впоследствии целого поколения ярких альтистов, ставших лауреатами различных конкурсов. Этот путь продолжается и сегодня.
На протяжении всей творческой деятельности С. З. Басовский занимался переложением и редактированием произведений для альта. Особый интерес представляют переложения 6 сюит И. С. Баха для виолончели соло, концертов К. Сен-Санса, Э. Лало, Р. Шумана, А. Дворжака, Д. Шостаковича. Исполнение их на альте многим казалось спорным или даже невозможным. Издания этих сочинений для альта в печати появились гораздо позже, подтверждая верность взглядов Семена Зеликовича.
Со всей серьезностью Семен Зеликович изучает труды скрипачей-методистов, выявляя ценное, особенное. Своими рассуждениями по поводу методики преподавания, его проблем и направлений Басовский делится с коллегами на заседаниях кафедры, в частных беседах. Кафедра струнных инструментов была тем местом, где благодаря высокому исполнительскому и научно-методическому уровню формировались профессиональные критерии игры, острота же и напряженность возникали только на почве творческих поисков. Во взглядах педагогов, в их жестах, репликах можно было, как в зеркале, увидеть истинность или ложность собственных исканий.
Поскольку Басовского все больше и больше притягивало постижение основ педагогики и исполнительства, кафедра для него становилась ареной, где развивалась и шлифовалась его научно-педагогическая мысль. Семен Зеликович высоко ценил огромный творческий потенциал коллег, их идеи, неповторимую индивидуальную деятельность. Живое общение, видение непосредственно результатов труда скрипачей, виолончелистов, контрабасистов придавало необходимые силы, выстраивало направление работы.
Особенно близкие, доверительные отношения складывались с профессором, заведующим кафедрой струнных инструментов А. Н. Хайрутдиновым. Их сближал фронтовой опыт. Обоим присущ глубокий интерес к исполнительству и педагогике, к общественной жизни. А. Н. Хайрутдинов закончил аспирантуру Московской консерватории по классу виолончели у выдающегося русского музыканта С. М. Козолупова, продолжателя ярчайших традиций русской виолончельной школы, среди учеников которого был и М. Л. Ростро-пович. Семен Зеликович с большим вниманием и чуткостью прислушивался к советам А. Н. Хайрутдинова и сам с радостью делился с ним собственными идеями и находками. Они были большими друзьями.
Рядом с Семеном Зеликовичем трудилась Фаина Львовна Бурдо, удивительный педагог, его близкий друг и жена. Она блестяще формировала руки у начинающих скрипачей, успешно исправляла неправильную постановку рук у более взрослых учеников. Ф. Л. Бурдо воспитала целую плеяду замечательных скрипачей, создав свою школу. Для ее методики характерно то, что на определенном этапе обучения ученик должен как бы «отступить» от своей индивидуальности, давая «вливаться в себя» конкретным исполнительским приемам педагога. Такая педагогика требует глубочайшего вживания в сущность ученика, острейшего внимания со стороны педагога к каждому игровому движению рук ученика. Естественно, что такая педагогическая сверхчувствительность не могла существовать как нечто типичное и пробуждалась в полной мере лишь в единичных индивидуальностях.
Наряду с опытом Фаины Львовны интересен пример педагогической деятельности профессора В. А. Афанасьева, коллеги и близкого друга семьи Басовского. Особенностью взглядов Вадима Алексеевича является то, что основной элемент развития ученика, по его мнению,  находится не в области ощущений, чувств или воли, а в его мышлении. Ни сама по себе музыкальность, ни волевые импульсы не важны, если они не «схвачены» мышлением ученика. Пробуждать познавательную активность ученика в каждом исполнительском акте, одухотворять чувство, с ясным сознанием и строжайшей дисциплиной подчинять себе волю - это базисные элементы педагогики В. А. Афанасьева, на которых было взращено целое поколение ярких, талантливых музыкантов.
Что же воспринял Басовский в педагогическим опыте Ф. Л. Бурдо и В. А. Афанасьева, что он надеялся найти в современных исследованиях методистов? Наконец, что стало основой его собственной практики, собственных наблюдений?
Пытаясь подойти к решению этих волнующих проблем, вспоминаешь высказывания С. З. Басовского, его целенаправленный интерес к проблеме развития способностей ученика. В чем их ограниченность и что в них способно развиваться? На что необходимо обратить внимание в первую очередь - на формирование рук или на сознание ученика? Какова роль педагога в процессе формирования рук? В чем проявляются элементы «натаскивания», как их избежать?
В современных исследованиях он находил ответы либо слишком общие, либо противоположные своим взглядам, и они не могли удовлетворить его в полной мере. В своей педагогической деятельности он сталкивался с такими явлениями, которые не были описаны в педагогике. Особенно это касалось начального этапа обучения, кода ученик легко «отступает» в своих ощущениях и дает тем самым возможность педагогу вносить свою исполнительскую культуру в игровые движения ученика. И чем больше у ученика способность быть податливым, пластичным, уступчивым, тем успешнее формируются основы игры на скрипке.
Но на практике встречалось и немало учеников, которые умело «отступали» в формировании рук, а свою познавательную активность сохраняли на стадии, близкой «грезящему» сознанию. Их игра превращалась в некое бездумное повторение заложенных в процессе учебы игровых движений. И этому привнесенному извне элементу необходимо было противопоставить наблюдение и контроль, формируемые из внутренних побуждений ученика - его любознательностью, желанием постичь природу инструмента. Эти два разнородных по своей сути направления в педагогическом процессе должны постоянно пересекаться и дополнять друг друга. Так, пластичность, гибкость, уступчивость, как природную способность, живущую в руках, необходимо постоянно «поднимать» в сферу мышления и наблюдения, а пробужденную познавательную способность - необходимо последовательно и глубоко направлять в сферу исполнительских движений и звука, проникая до пределов чувствительности. Это переплетение двух направлений Басовский искал в современных исследованиях и находил в методике Ф. Л. Бурдо и В. А. Афанасьева как ярко выраженные грани одного процесса. В связи с этим заметим, что многие современные исследователи, подчеркивая важность выработки осознанного отношения к игровым навыкам, не уделяют должного внимания другой стороне педагогического процесса. На практике и Басовский, и другие педагоги замечали, что чем более подробно, гибко, разносторонне формируется исполнительский навык, пробуждается познавательная активность ученика и чем более педагог «оттягивает» наступление автоматизма, тем ярче и уверенней становится игра ученика, тем богаче и разностороннее становится его познавательная потребность. Иначе говоря, Басовский понял, что ученик развивается не путем выработки рефлексов и автоматизма, а вопреки им. Ученик учится не только выявлять свой внутренний мир, но и преобразовывать, просветлять его.
Своеобразие педагогики Басовского в том, что он развивал эластичность  и податливость рук и одновременно пробуждал живой, непосредственный интерес к познанию, выявляя в ученике мыслящую индивидуальность. Это подтверждают и его ученики, среди которых немало ищущих и пытливых, до глубины души преданных своей профессии. Они помнят своего учителя не только как «передатчика» секретов альтового искусства, но и как человека, который пробуждал в них способность творчески мыслить, не «кормил» их готовой музыкальной рецептурой, а учил видеть за звуками факт, мысль. Только это и создает подлинных музыкантов-исполнителей. Именно в этом, на наш взгляд, позитивно-созидательное значение педагогики Семена Зеликовича Басовского.
_______________________________________________________________________________________

Статья опубликована в кн.: Из педагогического опыта Казанской консерватории: Прошлое и настоящее: Вып. 2. / Казан. гос. консерватория. - Казань, 2005. - С. 135 - 142.